Интервью с председателем Арбитражного суда Калининградской области Людмилой Тихоновной ЭЛЬТ

Интервью с председателем Арбитражного суда Калининградской области

Людмилой Тихоновной ЭЛЬТ

Газета «Калининградская правда», 12 июля 2011 г., №123 (17780)

 

«Что ответил Конфуций?..»  

 


Скоро исполнится год, как Людмила ЭЛЬТ указом президента РФ была назначена председателем Арбитражного суда Калининградской области. Времени прошло достаточно, чтобы подвести кое-какие итоги и оценить перспективы. Об этом, а также о проблемах правосудия, злободневных для наших читателей, с Людмилой ЭЛЬТ беседует корреспондент «Калининградской правды» Виктор САЗОНЕНКОВ.

- Людмила Тихоновна, ранее вы работали в кассационной инстанции, занимались рассмотрением жалоб на решения нижестоящих судов. Сложно ли было «перестроиться», придя в областной арбитраж? Помог ли вам опыт, полученный в окружном суде, или эти вертикали несовместимы?

- Я работаю в арбитражной системе с 1983 года, и мною были получены среди прочего и навыки работы в суде первой инстанции. Другое дело, что новое процессуальное законодательство существенно изменило характер деятельности таких судов. Кассационная инстанция тоже принимает судебные акты, и это достаточно ответственная работа. Не могу сказать, что в первой инстанции работать лучше или хуже, здесь есть определенные сложности, но они - другие. Действительно, в арбитражном судопроизводстве особое внимание уделяется именно первой инстанции, на этой стадии процесса исследуются доказательства, стороны должны представить все, что у них по данному делу есть – документы, факты, свидетельские показания, акты экспертизы, которые затем будут положены в основу судебного акта. Мы сейчас работаем как раз над тем, чтобы оптимизировать именно эту стадию рассмотрения дела, поскольку у меня сложилось впечатление, что калининградская юридическая общественность, представляющая интересы бизнеса и некоторых органов государственной власти, часто настроена на затягивание судебного процесса, все время пытается отложить заседание. Мне это напоминает анекдот, когда старый адвокат со слезами говорит внуку, тоже адвокату: «Зачем же ты выиграл это дело? Ведь оно десятилетиями кормило нашу семью!» Иногда кажется, что некоторые юристы, представляющие в суде интересы бизнеса, ведут себя так, чтобы создать иллюзию важности того или иного судебного процесса, обвиняя во всем судью, который, дескать, снова отложил заседание. Но судья, как правило, откладывает заседание только потому, что стороны сознательно не предоставляют доказательства своей позиции. А ведь арбитраж – это состязательный процесс. Мы выслушиваем стороны, оцениваем правовую ситуацию, квалифицируем сложившиеся правоотношения: кто-то кому-то недоплатил, неправильно выстроил дом, с нарушениями вырубил сквер и т.д. Мы даем юридическую квалификацию случившегося. Суд не принимает законов, он только «ставит диагноз», и поэтому хотелось бы, чтобы поведение участников процесса было более адекватным и говорило о желании разрешить спор по существу, а не затягивать его. Вот на это в том числе и нацелена наша работа.

- Пересматривали ли вы, работая в кассации, калининградские дела?

- Да, мне приходилось рассматривать жалобы на дела, поступавшие из Арбитражного суда Калининградской области, поэтому я имела представление и о его работе, и об экономике региона. Я вообще думаю, что дела, лежащие на столе у судьи, – это зеркальное отражение экономической ситуации в том или ином субъекте Федерации. Мы это особенно остро почувствовали во время кризиса – у нас были в основном дела, связанные с проблемами в ликеро-водочной отрасли. Потом уже пошли дела о взыскании долгов. Правда, тут всегда есть опоздание месяцев на десять – сначала случается экономическое событие, а потом уже последствия события в виде иска оказываются в суде. У нас в обществе принято спорить по любому поводу, миром договариваться как-то не научились.

- Что изменилось в работе суда с вашим приходом?

- Прежде всего мне хотелось бы выразить огромную благодарность предыдущему председателю суда Александру Владимировичу Орлову, заложившему мощный фундамент в основание этой работы. Он сделал все, чтобы успешно решить задачи, стоявшие тогда перед судом. Но время идет и вносит свои коррективы, поэтому мы провели ряд организационных мероприятий, способствовавших улучшению качества работы суда. Прежде всего в суде была создана так называемая «публичная зона» - весь первый этаж теперь занимают судебные залы. Сейчас их одиннадцать. Пресса, да и все желающие имеют возможность присутствовать в залах судебных заседаний, когда там слушаются дела. Кроме того, суд могут беспрепятственно посещать и люди с ограниченными физическими возможностями –есть специальная лестница и кресло-подъемник. Все судебные заседания открытые.

- И любой человек может прийти и послушать?

- Конечно. Кроме споров, связанных с государственной тайной, или когда участником процесса заявляется ходатайство о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании, и на то есть веские причины.

Кстати, все судебные залы мы оборудовали системой аудиозаписи – происходящее на процессе фиксируется не только в протоколе, но и на аудионосителе. Если участнику процесса необходимо уточнить, как именно высказался его оппонент, что говорил судья, он может прослушать запись в суде (у нас есть специальный зал для ознакомления с материалами дела и аудиозаписями) либо переписать аудиофайл на флешку и прослушать его. Законодательство предусматривает эти возможности и для сотрудников правоохранительных органов.

Изменения коснулись и структуры суда – сегодня у нас работают пять судебных составов, и каждый состав рассматривает определенную категорию споров. Мы пытаемся выстроить структуру суда в соответствии со спектром хозяйственных правоотношений в регионе, что не только оптимизирует судебный процесс, но и влияет на сокращение количества споров. Как это возможно? Анализируя структуру споров, можно увидеть, что наша предпринимательская и юридическая общественность обращается в суд при первой возможности, заявляя сразу несколько исков по одному и тому же предмету спора – мол, авось кто-то из судей примет нужное решение. Да, закон это не запрещает, но часто оказывается, что в правоохранительных органах находится обычное уголовное дело в отношении какого-либо физического лица (как правило, руководителя), которое просто пытается спастись от уголовного преследования при помощи арбитражного процесса. А все потому, что решение арбитражного суда будет для уголовной юстиции определяющим, преюдициальным.

- Я слышал, что с начала этого года арбитражные суды России начали переходить на электронный документооборот. То есть, если я все правильно понимаю, теперь к вам можно направлять исковые заявления в электронном виде?

- Да, возможность электронного документооборота сегодня введена Арбитражным процессуальным кодексом во всей России. Исковое заявление подается в арбитражный суд с использованием портала «Мой арбитр», который создан Высшим арбитражным судом Российской Федерации. В суде пакет документов регистрируется, а заявитель получает по электронной почте уведомление оттуда о том, что заявление поступило. В наш суд направлено уже около полусотни таких заявлений.

Но это еще не все. Не так давно мы изменили регламент работы канцелярии, и в нашем суде появился еще один способ подачи документов. Мы оборудовали в фойе специальный ящик, в который можно положить документы, скажем, во время обеденного перерыва или в пятницу после обеда, когда прием документов уже закончен, и сотрудники суда обрабатывают документацию. Не позднее 12 часов следующего дня документ регистрируется в базе данных, и сразу после этого информация о поступлении документа в суд появится на нашем сайте. Таким образом мы экономим время заявителя, давая ему возможность не стоять в очереди.

Любую информацию о движении дела мы размещаем в интернете, и вы можете отслеживать, как движется дело, пошагово. Здесь наша задача заключается не только в том, чтобы обеспечить открытость правосудия, но и чтобы закрепить некоторую, если можно так выразиться, предсказуемость судебного решения. В чем она заключается? Результат разрешения дел одной категории зачастую известен благодаря сложившейся судебной практике. И если вы, читая решения арбитражных судов, видите, как именно рассматривались аналогичные дела, то что бы юрист, представляющий в суде ваши интересы, вам ни рассказывал – насколько дорого все это стоит, какие огромные взятки берут судьи, все эти мифы уже работать не должны. Если же предприниматель хочет просто так платить юристу деньги, то это его личное дело, но на самом деле сегодня есть возможность платить только за реально сделанную работу, за представительство ваших интересов в суде.

- А правда ли, что теперь стало возможным участие в судебных процессах посредством системы видеоконференц-связи — когда не обязательно ехать в арбитражный суд другого региона, а достаточно «поприсутствовать» в качестве одной из сторон процесса, что называется, на расстоянии...

- Да, такая практика в реальном режиме внедрена у нас с начала текущего года, подобным образом рассмотрено уже несколько десятков дел. Как это выглядит? К примеру, если у нас истец находится в Хабаровске, а ответчик здесь, мы можем вести судебное заседание при помощи видеотехники в режиме онлайн. Для Калининграда с его уникальным географическим положением это очень актуальное новшество. Не нужно далеко ездить, мотаться в утомительные командировки, пересекая несколько границ. Тут, конечно, необходимо соблюсти ряд процессуальных формальностей заранее подать заявку. Часто мы выполняем и иную функцию в судебном заседании. Скажем, слушается дело в кассационной инстанции в Санкт-Петербурге, а калининградская сторона хочет участвовать в нем, не выезжая из Калининграда. И тогда наш судья сопровождает этот процесс. До конца года мы планируем дооборудовать еще три зала, поскольку количество дел, рассматриваемых с помощью системы видеоконференц-связи, все возрастает.

- И тем не менее – сегодня во многих судах сетуют на возросшую нагрузку. Говорят, что из-за большого объема работы даже сайт суда обновить некогда… Кстати, как у вас обстоят дела с наполняемостью сайта?

- Наши программы предусматривают следующее. При подписании судьей решения оно регистрируется в базе и автоматически попадает на наш сайт в интернете, и не только на наш, но и на портал Высшего арбитражного суда. А специальные опции позволяют любому гражданину подробно ознакомиться с ходом арбитражного дела.

- А в целом нагрузка на судей сейчас насколько велика?

- В прошлом году нагрузка на одного судью составила 49 дел в месяц. Это действительно много. Логистика же недвусмысленно указывает нам, что для оптимального отправления правосудия один судья должен слушать не более 16 экономических споров ежемесячно. Я считаю, что задача суда и, в частности, моя задача как председателя – влиять на сокращение количества споров, и мы это делаем, в частности, предусматривая более детальную специализацию судебных составов – об этом я говорила выше.

- А эта загруженность судей как-то сказывается на качестве рассмотрения дел?

- Безусловно, сказывается, причем не лучшим образом, в этом-то и проблема. Но у нас, тем не менее, правосудие довольно оперативное – в среднем арбитражное дело слушается в судах всех инстанций 8-9 месяцев, в то время как в Италии аналогичные споры могут рассматриваться 7-8 лет, в Америке – 3-4 года, и это нормально. Как видите, сторонам выгоднее договариваться между собой, нежели спорить.

Мы свели к минимуму технические обязанности помощников судей – сегодня они в основном обеспечивают реализацию судьями своих полномочий. В идеале помощник должен готовить правовую базу по судебному делу, участвовать в подготовке проектов судебных решений, как это и происходит во всем цивилизованном мире. Помощник судьи – это почетная должность. К сожалению, его работа оплачивается не очень высоко, зато является наиболее реальной ступенью в продвижении к креслу судьи.

- Деликатный, но закономерный вопрос. Не пытаются ли участники процесса оказывать давление на судей?

- Мы иногда действительно сталкиваемся с фактами давления на судей, которое пытаются оказывать представители сторон, причем происходит это весьма недвусмысленно – к примеру, сторона публикует комментарии относительно различных аспектов судебного процесса еще до принятия судебного решения, забывая, что это запрещено как нормами законов, так и соображениями элементарной этики.

- Спрошу напрямую – кого-нибудь у вас в суде поймали на взятках?

- Несмотря на то, что мы до сих пор никого не ловили за руку, огульно отрицать наличие коррупции в судейской среде нельзя. Каково общество, таковы, к сожалению, и некоторые судьи. Впрочем, тут еще и недобросовестные юристы подливают масла в огонь, всячески намекая своим клиентам, что дело, которое рассматривает какой-либо судья, можно выиграть, только подкупив этого судью. Клиенту зачастую и невдомек, что его представитель ведет с ним такие разговоры с целью выжать из клиента побольше денег. Нет бы клиенту самому посмотреть нашу судебную практику – и все встанет на свои места.

Не стоит, однако, думать, что мы во всем виним юристов, представляющих в суде интересы деловых кругов. Более того, мы тщательно работаем с жалобами на действия судей и работников аппарата суда, и эта ситуация находится под моим постоянным контролем. Постоянным – потому что наш телефон доверия 57-21-79 работает круглосуточно!

Окончание на 6-й стр.

- А как тогда бороться с проявлениями коррупции в среде судей?

- Один из самых действенных и уже проверенных способов – это прозрачность и доступность правосудия. Публикуя в интернете все наши решения и определения, информируя общественность о каждом этапе любого судебного процессуального действия, мы таким образом убиваем сразу двух, нет, даже трех зайцев: напоминаем отдельным судьям, что все их шаги в рамках судопроизводства видны как на ладони, показываем сторонам, что на деле конфликтная ситуация, которая привела их в суд, выглядит иногда не совсем так, как им об этом рассказывает нанятый за приличное вознаграждение представитель, а сформировавшаяся судебная практика дает ответ на вопрос относительно результатов дела.

- И это все решит?

- Борьба с коррупцией и неэтичным поведением судей предусматривает множество мер. И сегодня государство явно этим обеспокоено. В нашем суде происходит обновление судейского корпуса – мы формируем его из молодых и талантливых людей, в том числе из помощников судей. И надеемся, что они приходят к нам с чистыми помыслами. Задаваясь подобными рода вопросами, человек должен всегда начинать с себя. В этой связи исключительно полезным и актуальным мне кажется ответ, который дал Конфуций на вопрос одного из древнекитайских высших чиновников, когда тот обратился к мудрецу с просьбой решить проблему взяточничества. Конфуций сказал… впрочем, каждому советую подумать самостоятельно, ответ буквально лежит на поверхности.

- Как вы полагаете, сегодняшнюю Россию можно назвать правовым государством?

- Думаю, что нет. Известно, что государство называется правовым только тогда, когда в нем реализован принцип верховенства закона, права. Кроме того, у России нет устойчивых правовых традиций, и хотя наше законодательство сегодня по своему содержанию во многом достигло уровня правового государства, все-таки общее состояние правовой культуры оставляет желать лучшего. У нас до сих пор не изжит правовой нигилизм, и это не позволяет говорить о верховенстве права в широком смысле. Но в то же время, арбитражная система весьма основательно продвинулась вперед в создании условий для формирования такого государства.

- Какие еще перемены ждут Арбитражный суд Калининградской области?

- Сейчас перед нами стоит задача сделать судебный процесс наиболее оптимальным, отвечающим реалиям сегодняшнего дня. Но самое важное – это повышение профессионализма судейского корпуса, уровня правовых знаний и правовой культуры участников процесса. Скажем, далеко не все из них пока что усвоили норму арбитражного процессуального кодекса, обязывающую каждое лицо, участвующее в деле, раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими участниками процесса до начала судебного заседания. Это значит если ты обращаешься в суд, будь любезен, поработать как следует с доказательной базой, поскольку этого не сделают за тебя ни судья, ни ответчик.

Вообще-то суд – структура довольно консервативная, причем консервативная в хорошем смысле слова, и какие-то радикальные перемены могут не лучшим образом отразиться на его слаженной работе. Тем не менее мы стараемся идти в ногу со временем – скоро, например, начнем размещать на нашем сайте в интернете аудиопротоколы всех судебных заседаний и резолютивные части решений, это важное новшество, такого раньше мы не практиковали. Чем больше наша деятельность будет прозрачной и доступной, тем обществу будут понятнее смысл и способы защиты прав и интересов всех добросовестных участников современной экономической жизни.

- Спасибо за беседу.

Источник: http://www.kaliningradka.ru/newshow.php?newsid=44420

 

 

Сервис временно не доступен