О немытых плодах процессуальной свободы

Игорь БЕЛОВ,
пресс-секретарь Арбитражного суда Калининградской области

С чем порой приходится сталкиваться в арбитражном суде. 

«С сильным не дерись, с богатым не судись», «Там и закон, где судья знаком», «Бог любит праведника, а суд - ябедника». Сколько в русском языке пословиц и поговорок, открыто намекающих на продажность и, мягко говоря, ангажированность судей. А бывают ли случаи, когда народные пословицы бьют мимо цели? Всегда ли и во всём ли виноват человек в мантии? Не должны ли мы, пытаясь построить правовое государство, начинать прежде всего с себя? 

За восемь лет работы в пресс-службе Арбитражного суда Калининградской области я повидал всякого. В суде ежедневно бывают десятки людей, и у каждого – своя личная судьба, свои проблемы, которые и решаются весьма индивидуально. Объединяет наших посетителей одно – за разрешением возникших неурядиц они пришли в арбитражный суд. Но ведут они себя, к сожалению, тоже очень-очень по-разному.

Вот, например, г-н Б., представляющий в калининградском арбитраже интересы аж восьми строительных компаний и ставший своего рода местной достопримечательностью, правда, достопримечательностью весьма своеобразной. Каждый судебный процесс с его участием – это нескончаемый поток сквернословия и оскорблений в адрес судей и оппонентов, жалоб и прямых угроз, истерик и брызгания слюной в прямом и переносном смысле слова. Повышает градус неадеквата и тот факт, что наличие восьми доверенностей от разных компаний позволяет г-ну Б. не только хамить всем, кто попадает под его горячую руку, но и элементарно затягивать процесс, заявляя отвод любому судье – ну что поделать, ни один судья г-на Б. почему-то не устраивает. При этом, ничтоже сумняшеся, Б., заявляя судье отвод, одновременно ходатайствует об ускоренном рассмотрении дела – что, вообще-то, явно противоречит одно другому. На юридическом языке это называется «злоупотребление правом» – когда дарованные ему природой и Богом, охраняемые законом и государством права человек начинает использовать далеко не по назначению: с тем же успехом можно заколачивать гвозди дорогим фаянсом. Глядишь на таких «юристов», и закрадывается мысль – не сбывается ли пророчество Мережковского, обещавшего нам «грядущего хама»? Увы, для очень многих людей, привыкших бешено работать локтями, добиваясь поставленной цели, хамство сегодня стало надёжным орудием в борьбе за место под солнцем. 

Да г-н Б. этого, по сути, и не скрывает. В интервью одному из местных сайтов он, похваляясь своими успехами в арбитражном суде, так и говорит – мол, добиться своего мне удалось благодаря тому, что «я проявил хамство и непослушание перед этой судьёй». Говорит, не стесняясь, прямым текстом расписываясь в собственном бескультурье.

Один мой интеллигентный знакомый любит повторять, что современные россияне объелись немытых плодов свободы, и вот наступили закономерные в таких случаях последствия. Случай г-на Б. иллюстрирует этот тезис как нельзя более ярко. И вот тут невольно начинаешь думать – если свобода достаётся нам такой ценой, то какой в ней прок? Это, конечно, немного эмоциональное движение души, ничего и никогда не будет важнее и дороже свободы, но почему-то вспоминается в этой связи горькая шутка Иосифа Бродского: «Если Евтушенко против колхозов, то я за». 

Есть в социальной психиатрии такое грустное понятие – «синдром сутяжничества». Оно означает болезненную, гипертрофированную тягу судиться по любому, даже самому незначительному поводу, заваливать всевозможные инстанции – от администрации президента до жилконторы ворохом жалоб и километровых писем, получая от самого процесса явное, хотя и несколько специфическое удовольствие. Синдром сутяжничества явно стал другой крайностью в отношениях русского человека с судебной властью. Первой крайностью, доставшейся нам по наследству от эпохи первоначального накопления капитала (ненавижу термин «лихие 90-е», явно изобретённый с целью оправдать и обелить сегодняшние мерзости, но здесь я имею в виду именно этот отрезок нашей истории), стала привычка решать все возникающие проблемы, не заморачиваясь с беготней по коридорам судебной власти – решать на «стрелке», силой оружия или денег. От этой привычки российское общество начинает медленно, но верно избавляться, что с нашей бьющей ключом пассионарностью займёт еще много лет, но первые шаги сделаны. Однако без разрушительных привычек русский человек долго не выдерживает, поэтому спешно была нажита вторая – крайне циничное и презрительное отношение к суду, привычка вести себя на заседаниях как слон в посудной лавке, злоупотреблять процессуальными правами, вести нечестную игру, двурушничать, хамить, лгать, и вообще использовать суд не в качестве инструмента для разрешения конфликта, но как плацдарм для удовлетворения собственных болезненных амбиций.  

Не мной подмечено, что жить в обществе и при этом быть свободным от него невозможно. Свобода предполагает высокую культуру и ответственность, потому что иначе вместо свободы начинается балаган. Все-таки марксистское понимание свободы как осознанной необходимости оказалось, как ни крути, верным. Помню, один наш современник, уже ставший классиком, заметил о себе – «я настолько свободен, что могу позволить себе в ресторане не класть ноги на стол». Увы, но такую степень свободы я наблюдаю крайне редко, в том числе и у некоторых адвокатов и юристов, приходящих в арбитражный суд. И мне больно и, признаюсь, противно наблюдать, как мои соотечественники не только систематически демонстрируют свои грязные подошвы городу и миру, но и откалывают ещё более лихие номера. 

Так что же делать? Судья, конечно, иной раз вправе не выдержать и по собственной инициативе обратиться с заявлением о возбуждении уголовного дела по статье «Оскорбление». Как заметил в интервью газете «Коммерсант» председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, «судья ведь тоже человек, у него тоже есть свой предел психологической выдержанности, и в этом кроется опасность для правосудия». Конечно, лучше не доводить до греха, да и отвлекаться судье на уголовное преследование – практично ли? Разумеется, я также не предлагаю ограничивать процессуальные, да и любые другие права граждан, которые, как умеют, отстаивают в арбитражном суде свои права и охраняемые законом интересы. Нет, эти строки я, скорее, обращаю предпринимателям, которые, видимо, в силу невероятной занятости доверяют вести свои дела в суде людям крайне неуравновешенным и, увы, плохо воспитанным. Ведь иногда складывается ощущение, что некоторые граждане, кроющие на судебных заседаниях матом, так и не дали себе труда разобраться, для чего всё-таки существует суд – да вот только, проявляя неуважение к судьям и оппонентам, эти люди в первую очередь демонстрируют неуважение к самим себе. И – не в последнюю очередь – к собственным клиентам.

Глупая получается ситуация – бизнесмен платит представляющему его интересы хаму и неврастенику немалые деньги, а тот, вместо того, чтобы качественно и с достоинством выполнить порученную работу, элементарно подставляет предпринимателя. Подписывая доверенность на ведение дел в суде, вы не просто поручаете другому человеку совершить от вашего имени юридически значимые действия – нет, при этом вы как бы одалживаете ему своё лицо (вместе с наименованием и логотипом фирмы). А он, в знак «благодарности» за оказанное доверие, возвращает его вам искажённым в захлёбывающемся крике, изуродованным бешенством и злобой, помятым и безобразным – и ходить вам потом с таким лицом долго-долго. 

Уходящий год был для судебной системы очень сложным. Случившийся в обществе раскол, спровоцированный некоторыми непопулярными приговорами (к которым, кстати, арбитражная система не имела никакого отношения – но разве сутягам есть до этого дело?), явно добавили к образу российского судьи пару едких деталей. Признать и понять это очень важно, чтобы провести «работу над ошибками» и не наступать на те же грабли в будущем – но важно понять и то, что суд в России был, есть и должен оставаться единственным цивилизованным средством разрешения конфликтов. И не надо при этом забывать, что высокая правовая культура не может насаждаться сверху, её не привьют никакие государственные институции – она должна быть в умах и сердцах каждого из нас. Возможно, именно тогда в словарях около расхожего и довольно безответственного выражения «шемякин суд», появится пометка устар.

 

Источник: Калининградская правда, 18 декабря 2012 года № 232 (18134)  http://www.kaliningradka.ru/site_pc/region/index.php?ELEMENT_ID=6835&sphrase_id=3763

Сервис временно не доступен