О Б О Б Щ Е Н И Е судебной практики рассмотрения споров, связанных с взысканием в судебном порядке финансовых санкций и оспарив

  Настоящее обобщение включено в план работы Арбитражного суда Калининградской области на первое полугодие 2014 года и проведено в соответствии с Порядком организации работы по изучению судебной практики в федеральных арбитражных судах округов, арбитражных апелляционных судах, арбитражных судах субъектов Российской Федерации, утвержденным приказом Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 30.09.2011г. №87 и с учётом разъяснений, содержащихся в «Методических рекомендациях по изучению и обобщению судебной практики» от 04.12.1998г.

Федеральный закон от 01.04.1996г. «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования» (далее Закон №27-ФЗ) устанавливает правовую основу и принципы организации индивидуального (персонифицированного) учета сведений о гражданах, на которых распространяется действие законодательства Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании, лицах, имеющих право на получение государственной социальной помощи, лицах, имеющих право на дополнительные меры государственной поддержки, а также сведений о детях.

Названным законом предусмотрена обязанность страхователя представлять в соответствующий орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведения о всех лицах, работающих у него по трудовому договору, а также заключивших договоры гражданско-правового характера, на вознаграждения по которым в соответствии с законодательством Российской Федерации начисляются страховые взносы, за которых он уплачивает страховые взносы.

Контроль за достоверностью сведений о стаже и заработке, представляемых страхователями, осуществляется органами Пенсионного фонда Российской Федерации.

Согласно статье 17 Закона №27-ФЗ в редакции, действовавшей в проверяемых периодах, за непредставление в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, либо представление неполных и (или) недостоверных сведений к страхователям, в том числе физическим лицам, самостоятельно уплачивающим страховые взносы, применяются финансовые санкции в виде взыскания 10 процентов причитающихся соответственно за отчетный период и за истекший календарный год платежей в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Необходимость в обобщении практики применения судами указанной нормы закона вызвана:

значительным количеством дел данной категории, что объясняется тем, что санкции, предусмотренные Законом №27-ФЗ, взыскиваются со страхователей только в судебном порядке;

множеством составов правонарушений и проблемами, возникающими  у органов ПФР и у суда при квалификации объективной стороны этих правонарушений;

наличием разных подходов в оценке судьями одних и тех же фактических обстоятельств или представленных сторонами доказательств;

наличием разных подходов при применении судьями норм Федерального закона от 24.07.2009г. №212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (далее Закон №212-ФЗ), регламентирующих процедуру привлечения к ответственности за нарушение законодательства о страховых взносах.

В связи со значительным количеством дел данной категории обобщение проведено в отношении дел, рассмотренных судьями арбитражного суда Калининградской области в 2013 году, а также в отношении дел, рассмотренных в 2012 году, судебные акты по которым были пересмотрены в апелляционном и кассационном порядке в 2013 году.

Общее количество дел, связанных с применением судом в 2013г. положений статьи 17 Закона №27-ФЗ, составляет 270, в том числе:

19 по заявлениям о признании недействительным решения органа ПФР о привлечении к ответственности за нарушение законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе ОПС, из них 8 дел рассмотрены в порядке упрощенного производства;

251 по заявлениям органов ПФР о взыскании штрафной санкции, из них 221 дело рассмотрено  в порядке упрощенного производства.

По 26 делам вынесены определения о переходе к рассмотрению по общим правилам искового производства по следующим основаниям:

-рассмотрение дела в порядке упрощенного производства не соответствует целям эффективного правосудия, в том числе в случае признания судом необходимым выяснить дополнительные обстоятельства или исследовать дополнительные доказательства (16 дел);

-к моменту истечения срока, установленного частью 2 статьи 226 Арбитражного процессуального кодекса Российской федерации (АПК РФ), суд не располагал доказательствами получения одной из сторон (сторонами) определения о рассмотрении дела в порядке упрощенного производства и данных, необходимых для идентификации сторон, в целях доступа к материалам дела в электронном виде (9 дел);

-заявление было принято к рассмотрению в порядке упрощенного производства ошибочно (дело А21-1013/2013).

В 2013г. заявления об обжаловании решений органов ПФР о привлечении к ответственности, предусмотренной статьёй 17 закона №27-ФЗ, рассматривались судьями второго судебного состава; заявления органов ПФР о взыскании штрафной санкции в судебном порядке – судьями первого и второго судебных составов.

В соответствии с утвержденной Программой изучения и обобщения судебной практики применения судьями арбитражного суда Калининградской области Федерального закона №27-ФЗ в части привлечения к ответственности, предусмотренной статьей 17 названного закона, проведен опрос судей относительно норм законодательства Российской Федерации о страховых взносах, применение которых вызывает у них наибольшие затруднения.

В процессе работы над данным обобщением установлено, что при решении вопроса о принятии искового заявления (заявления) к производству судьи арбитражного суда Калининградской области строго руководствовались требованиями статьи 227 АПК РФ, устанавливающей перечень дел, подлежащих рассмотрению в порядке упрощенного производства, и основания перехода к рассмотрению дел по общим правилам искового производства, а также разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 08.10.2012г. №62 «О некоторых вопросах рассмотрения арбитражными судами дел в порядке упрощенного производства».

Анализ статистических данных показал, что судом апелляционной инстанции в 2013г. и 1 полугодии 2014г. (по состоянию на 10 июня 2014г.) рассмотрены 32 апелляционные жалобы на решения арбитражного суда Калининградской области по исследуемой категории дел, судом кассационной инстанции – 7 кассационных жалоб.

По результатам рассмотрения жалоб Тринадцатым арбитражным апелляционным судом оставлены в силе 26 решений, отменены 6 решений.

Федеральный арбитражный суд Северо-западного округа оставил в силе решения суда первой инстанции и постановления 13 ААС по двум делам; отменил решения и постановления по трем делам (с направлением одного дела на новое рассмотрение); по двум делам отменил постановления суда апелляционной инстанции с оставлением в силе решений суда первой инстанции.

В данном обобщении с целью формирования в суде единообразной судебной практики рассмотрения дел, связанных с применением статьи 17 Федерального закона от 01.04.1996г. №27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования», проанализированы причины отмены отдельных судебных актов судами вышестоящих инстанций и обозначены правовые позиции по ряду вопросов, представляющих интерес при толковании и применении норм права в обозначенной сфере.

 

1.При проверке соблюдения органом ПФР порядка привлечения к ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании суд должен руководствоваться соответствующими положениями  Федерального закона от 24.07.2009г. №212 «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» в редакции, действующей на момент выявления правонарушения и составления акта проверки.

В рамках дела А21-9983/2012 орган ПФР обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с общества с ограниченной ответственностью (далее общество) санкции, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ, за не представление в установленный срок сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования частично, снизив размер штрафа в связи с наличием обстоятельств, смягчающих ответственность страхователя. Судом был рассмотрен и отклонен довод страхователя о нарушении фондом процедуры привлечения к ответственности, установленной Законом №212-ФЗ.

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении заявления отказал, указав на следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 34 Закона №212-ФЗ камеральная проверка проводится по месту нахождения органа контроля за уплатой страховых взносов на основе расчетов по начисленным и уплаченным страховым взносам и документов, представленных плательщиком страховых взносов, а также других документов о деятельности плательщика страховых взносов, имеющихся у органа контроля за уплатой страховых взносов.

Согласно части 5 статьи 34 Закона №212-ФЗ лицо, проводящее камеральную проверку, обязано рассмотреть представленные плательщиком страховых взносов пояснения и документы. Если после рассмотрения представленных пояснений и документов, либо при отсутствии пояснений плательщика страховых взносов орган контроля за уплатой страховых взносов установит факт совершения правонарушения, предусмотренного настоящим Федеральным законом, или иного нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах, должностные лица органа контроля за уплатой страховых взносов обязаны составить акт проверки в порядке, установленном статьей 38 данного Федерального закона.

В соответствии с частью 3 статьи 38 Закона №212-ФЗ акт проверки подписывается лицами, проводившими соответствующую проверку, и лицом, в отношении которого проводилась эта проверка (его уполномоченным представителем). Об отказе лица, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченного представителя), подписать акт делается соответствующая запись в акте проверки.

В силу части 4 статьи 38 Закона №212-ФЗ акт проверки в течение пяти дней с даты подписания этого акта должен быть вручен лицу, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченному представителю), под расписку или передан иным способом, свидетельствующим о дате его получения указанным лицом (его уполномоченным представителем).

Частью 3 статьи 39 Закона №212-ФЗ установлено, что лицо, в отношении которого проводилась проверка, вправе участвовать в процессе рассмотрения материалов указанной проверки лично и (или) через своего уполномоченного представителя.

Неявка лица, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченного представителя), извещенного надлежащим образом о времени и месте рассмотрения материалов проверки, не является препятствием для рассмотрения материалов проверки, за исключением тех случаев, когда участие этого лица (его уполномоченного представителя) будет признано руководителем (заместителем руководителя) органа контроля за уплатой страховых взносов обязательным для рассмотрения этих материалов.

В случае, если лицо, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченный представитель), уклоняется от получения акта проверки, этот факт отражается в акте проверки и указанный акт направляется по почте заказным письмом по месту нахождения организации (обособленного подразделения) или месту жительства физического лица. В случае направления акта проверки по почте заказным письмом датой вручения этого акта считается шестой день, считая с даты отправки заказного письма (часть 4 статьи 38 Закона №212-ФЗ).

Как следует из материалов дела, в акте камеральной проверки отсутствует подпись представителя заявителя о получении данного акта, либо соответствующая отметка об отказе страхователя от подписания акта.

Данный акт изначально был направлен в адрес общества с нарушением приведенных правил, то есть заказным письмом без уведомления о вручении, о чем свидетельствует копия списка заказных отправлений.

Доказательств фактического получения обществом этого акта в материалах дела не имеется.

В связи с этим судом апелляционной инстанции сделан вывод о том, что при принятии решения о привлечении к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ, фондом были допущены существенные нарушения процедуры привлечения к ответственности, что исключает возможность взыскания с общества штрафных санкций.

По аналогичным основаниям суд апелляционной инстанции отменил решения Арбитражного суда Калининградской области по делам А21-9984/2012 (обжаловано в ФАС СЗО), А21-10165/2012 (постановление 13 ААС в кассационной инстанции обжаловано не было).

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа отменил постановление Тринадцатого арбитражного суда по делам А21-9983/2012 и А21-9984/2012 и оставил в силе решения суда первой инстанции.

Основанием для отмены явились применение судом апелляционной инстанции норм Федерального закона №212-ФЗ в редакции, которая на момент составления акта проверки уже не действовала и неправильное толкование норм Закона №212-ФЗ, регламентирующих порядок составления и оформления акта камеральной проверки, проводимой органом контроля за уплатой страховых взносов.

На основании части 1 статьи 34 Закона №212-ФЗ камеральная проверка проводится по месту нахождения органа контроля за уплатой страховых взносов на основе расчетов по начисленным и уплаченным страховым взносам и документов, представленных плательщиком страховых взносов, а также других документов о деятельности плательщика страховых взносов, имеющихся у органа контроля за уплатой страховых взносов.

Согласно пункту 3 названной статьи в случае, если выявлены ошибки в расчете по начисленным и уплаченным страховым взносам и (или) противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, либо выявлены несоответствия сведений, представленных плательщиком страховых взносов, сведениям, содержащимся в документах, имеющимся у органа контроля за уплатой страховых взносов, и полученным в ходе контроля, об этом сообщается плательщику страховых взносов с требованием представить в течение пяти дней необходимые пояснения или внести соответствующие исправления в установленный срок.

В части 3 статьи 38 Закона №212-ФЗ установлено, что акт проверки подписывается лицами, проводившими соответствующую проверку, и лицом, в отношении которого проводилась эта проверка (его уполномоченным представителем), а также предусмотрено, что об отказе лица, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченного представителя), подписать акт делается соответствующая запись в акте проверки.

ФАС СЗО обратил внимание на то, что акт камеральной проверки может быть подписан лицом, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченным представителем) в том случае, когда камеральная проверка проводится в присутствии плательщика страховых взносов.

В рассматриваемом деле фондом не было выявлено фактов неполноты и (или) недостоверности представленных обществом сведений индивидуального (персонифицированного) учета, а установлено только их несвоевременное представление.

Поэтому фонд проводил проверку в отсутствие проверяемого лица и по итогам проверки составил акт об обнаружении фактов, свидетельствующих о нарушениях законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования.

В силу части 4 статьи 38 Закона N 212-ФЗ (в редакции Федерального закона от 03.12.2011 N 379-ФЗ) акт проверки в течение пяти дней с даты подписания этого акта должен быть вручен лицу, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченному представителю), лично под расписку, направлен по почте заказным письмом или передан в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи. В случае направления акта проверки по почте заказным письмом датой вручения этого акта считается шестой день считая с даты отправления заказного письма.

Таким образом, территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации вправе самостоятельно выбирать способ вручения акта проверки.

Обязанность территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации направлять акт проверки заказным письмом только после того, как представитель организации лично подпишет этот акт или будет зафиксирован факт уклонения от подписания, была установлена в части 4 статьи 38 Закона №212-ФЗ (в редакции, действовавшей до 01.01.2012).

Из содержания судебного акта 13 ААС следует, что суд апелляционной инстанции при рассмотрении дела руководствовался положениями данной нормы в редакции, которая в период проведения фондом проверки уже не действовала.

В соответствии с частью 1 статьи 39 Закона №212-ФЗ акт проверки и другие материалы проверки, в ходе которой были выявлены нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах, а также представленные проверяемым лицом (его уполномоченным представителем) письменные возражения по указанному акту должны быть рассмотрены руководителем (заместителем руководителя) территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации, проводившего проверку.

Руководитель (заместитель руководителя) территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации обязан известить о времени и месте рассмотрения материалов проверки лицо, в отношении которого проводилась эта проверка (часть 2 статьи 39 Закона №212-ФЗ).

Однако в этой статье не сказано, каким именно способом извещения должен воспользоваться руководитель (заместитель руководителя) территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации для извещения страхователя. В частности, Законом №212-ФЗ не предусмотрено, что извещение должно направляться организации именно заказным письмом с уведомлением о вручении.

Судом первой инстанции было установлено, что акт камеральной проверки, в котором зафиксирован факт нарушения законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования, содержит сведения о дате, времени и месте его рассмотрения. Этот акт направлен страхователю по адресу, указанному в Едином государственном реестре юридических лиц.

Названный способ вручения акта камеральной проверки и извещения о времени и месте его рассмотрения не противоречит положениям части 2 статьи 39 и части 4 статьи 38 Закона №212-ФЗ (в редакции Федерального закона от 03.12.2011г. №379-ФЗ).

То обстоятельство, что направленный по почте заказным письмом акт не вручен адресату и возвращен в Фонд за истечением срока хранения, было предметом рассмотрения суда первой инстанции. Как обоснованно указал суд, неполучение страхователем корреспонденции по адресу места нахождения организации согласно государственной регистрации в связи с не совершением этим лицом действий по получению почтовой корреспонденции, является риском юридического лица, все неблагоприятные последствия которого несет само юридическое лицо.

Кассационная инстанция указала, что Фондом не были допущены нарушения при рассмотрении материалов проверки, поэтому у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для отмены принятого по данному делу решения суда первой инстанции.

Аналогичную правовую позицию ФАС СЗО изложил в постановлении по делу А21-10171/2012, которым решение АС КО и постановление 13 ААС были отменены с направлением дела на новое рассмотрение.

Правильность изложенной выше правовой позиции подтверждена Президиумом Высшего Арбитражного суда Российской Федерации в постановлении от 10 декабря 2013г. №11209/13.

В то же время на уровне апелляционной инстанции в этот же период времени отмечались разные подходы к рассматриваемой ситуации (например, решение суда первой инстанции по делу А21-10175/2012 было оставлено в силе).

Следует отметить, что суды Северо-Западного округа и иных округов также не всегда учитывали изменения, внесенные в соответствующие статьи Закона №212-ФЗ, устанавливающие порядок оформления и вручения страхователю акта проверки и порядок его извещения о времени и месте рассмотрения материалов проверки.

Об этом свидетельствуют, в том числе, результаты рассмотрения  судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации кассационной жалобы по делу А06-6118/2013.

Определением от 08.10.2014г. по делу №306-ЭС14-84 судебная коллегия отменила (с направлением дела на новое рассмотрение) судебные акты Арбитражного суда Астраханской области, Двенадцатого арбитражного апелляционного суда и ФАС Поволжского округа, указав, что при рассмотрении с пора суды руководствовались положениями части 4 статьи 38 Закона №212-ФЗ в редакции, действовавшей до 01.01.2012г., в то время, как правонарушение выявлено и акт проверки составлен в феврале 2013г.

 

2.Вывод о недостоверности представленных страхователем сведений может быть сделан территориальным органом ПФР только после проверки этих сведений на основании документов, указанных в статье 11 Закона №27-ФЗ.

В рамках дела А21-5288/2013 страхователь оспаривал решение территориального органа ПФР о привлечении его к ответственности за предоставление недостоверных сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования.

Основанием для привлечения к ответственности послужило расхождение между суммами уплаченных взносов (в отношении восьми застрахованных лиц), указанными в форме СЗВ-6-2, и суммами взносов в отношении этих же работников, указанными в расчёте по форме РСВ-1 ПФР.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования со ссылкой на отсутствие состава вменяемого правонарушения.

Оставляя решение суда в силе, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд указал, что вывод о недостоверности представленных страхователем сведений может быть сделан после проверки этих сведений на основании документов, указанных в статье 11 Закона №27-ФЗ, а именно - на основании данных бухгалтерского учета (в отношении сведений об уплачиваемых страховых взносах) и на основании приказов и других документов по учету кадров (в отношении сведений о страховом стаже).

Расхождения же в суммах начисленных и уплаченных страховых взносов, указанных в отчетности по индивидуальному (персонифицированному) учёту (формы АДВ-6-2 или СЗВ-6-2) и расчёте по форме РСВ-1, сами по себе не являются свидетельством недостоверности представленной информации.

В рамках дела А21-5636/2013 орган ПФР обратился в суд с заявлением о взыскании с общества с ограниченной ответственностью штрафа за представление недостоверных сведений ИПУ.

Основанием для привлечения к ответственности послужили следующие расхождения - в отчетности по форме СЗВ-6-2 в отношении одного из работников было указано на начисление взносов по страховой и накопительной части, в то время как исходя из возраста застрахованного лица, начисления должны были быть только по страховой части.

Суд первой инстанции отказал во взыскании штрафа, указав на недоказанность факта совершения страхователем вменяемого правонарушения, поскольку фонд ограничился лишь установлением факта неправильного заполнения формы СЗВ-6-2, в то время как в материалах дела отсутствовали сведения о том, что по данным бухгалтерского учета общества работнику были начислены взносы как на страховую, так и на накопительную части трудовой пенсии.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и оставил решение в силе.

Таким образом, из вышеизложенного следует, что расхождения в представленной страхователем отчетности, не являясь сами по себе доказательством представления недостоверных сведений ИПУ, могут, однако, свидетельствовать о возможном нарушении требований Закона №27-ФЗ и являются основанием для проверки представленных сведений по документам бухгалтерского учета страхователя.

В случае, если бухгалтерские документы подтверждают начисление и уплату страховых взносов в отношении застрахованных лиц в одной сумме, а в отчетности по персонифицированному учёту содержится другая сумма, у органа ПФР возникнет законное основание для оформления соответствующего акта и привлечения страхователя к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ.

Следует отметить, что у судей Арбитражного суда Калининградской области в течение анализируемого периода не возникало проблем с квалификацией объективной стороны указанного правонарушения, отмены судебных актов судами вышестоящих инстанций по данной категории дел отсутствуют.

В то же время хотелось бы отметить одно постановление 13 ААС, вынесенное за рамками анализируемого периода, но имеющее отношение к рассматриваемой проблематике.

В рамках дела А21-1253/2014, рассмотренного в порядке упрощенного производства,  орган ПФР просил взыскать со страхователя штраф за представление недостоверных сведений ИПУ (в связи с наличием расхождений в АДВ-6-2 и РСВ-1 и представлением исправленных сведений с нарушением срока, установленного фондом).

Судом первой инстанции было установлено, что сведения ИПУ за соответствующий отчетный период были представлены страхователем в установленный Законом срок.

При проверке этих сведений фондом были выявлены расхождения между АДВ 6-2 и РСВ-1 в суммах начисленных и уплаченных взносов на страховую часть.

Управление известило страхователя о выявленных ошибках и предложило ему в 2-недельный срок устранить нарушения и представить исправленные документы.

Поскольку исправленная отчетность была представлена обществом с нарушением двухнедельного срока, орган ПФР оформил акт  и вынес решение о привлечении страхователя к ответственности, предусмотренной абзацем 3 статьи 17 Закона.

Суд признал заявление не подлежащим удовлетворению в связи недоказанностью наличия состава вменяемого правонарушения, поскольку Управление ПФР не установило расхождение представленных сведений с данными бухгалтерского учёта и документами, указанными в пункте 1 статьи 11 Закона №27-ФЗ.

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции, указав на наличие иного состава правонарушения (не представление сведений ИПУ в установленный срок).

Представляется, что законных оснований для отмены решения по делу А21-1253/2014 у суда апелляционной инстанции не имелось по двум основаниям

-в связи с отсутствием состава правонарушения, выразившегося в представлении недостоверных сведений (о чем указывалось выше)

-в связи с отсутствием состава правонарушения в виде несвоевременного представления сведений (сведения были представлены в срок, на что указано в постановлении 13 ААС, а нарушение срока, установленного фондом на исправление ошибок и расхождений, не образует состава указанного нарушения; кроме того, такое правонарушение страхователю не вменялось).

            Анализ практики рассмотрения аналогичных дел в Северо-Западном округе показал, что на уровне первой и второй инстанций у судов отсутствует единообразный подход к оценке наличия или отсутствия объективной стороны правонарушения, предусмотренного статьёй 17 Закона №27-ФЗ, в случае выявления расхождений в формах РСВ-1 и АДВ-6-2  сумм начисленных и уплаченных взносов.

            Так, Арбитражный суд г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области удовлетворил заявление органа ПФР по делам А56-17116/2013, А56-64101/2012, А56-25337/2012; А56-28231/2013 и взыскал со страхователя штрафную санкцию.

   Решения по названным делам были отменены либо на уровне апелляционной инстанции, либо судом кассационной инстанции.

            Арбитражный суд Тверской области отказал органу ПФР во взыскании штрафа по делу А66-9154/2013, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд отменил решение и удовлетворил заявление.

            ФАС СЗО отменил постановление апелляционного суда и оставил в силе решение суда первой инстанции, указав на отсутствие состава правонарушения.

            Таким образом, по всем делам со схожими фактическими обстоятельствами суд кассационной инстанции Северо-Западного округа придерживается однозначной позиции.

   В то же время ФАС Волго-Вятского округа придерживается позиции, в соответствии с которой наличие в отчетности ошибок и расхождений (относительно сумм начисленных и уплаченных взносов) свидетельствует о представлении неполных (недостоверных) сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, и если страхователь нарушил срок исправления этих ошибок и расхождений, предусмотренный пунктом 41 Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 14.12.2009г. №987н, у органа ПФР имеются законные основания для привлечения к ответственности по статье 17 Закона №27-ФЗ за не представление сведений ИПУ в установленный срок (дела А28-1139/2013; А28-1140/2013; А28-1141/2013; А28-719/2013).

Данная правовая позиция расходится с позицией суда кассационной инстанции других округов (дела А19-11187/2012; Ф03-2691/2014; Ф03-4029/2013; А27-7199/2013; А40-130827/12-140-887 и др.).

 

3.Представление страхователем сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, содержащих ошибки и недочеты, не образует объективной стороны правонарушения, предусмотренного статьей 17 Закона №27-ФЗ.

В рамках дел А21-5634/2013, А21-966/2013, А21-967/2013, А21-5495/2013, А21-11113/2013, А21-11365/2012 орган ПФР обратился в суд с заявлением о взыскании с страхователя штрафа за представление недостоверных сведений ИПУ.

В ходе судебного разбирательства судом было установлено, что при проведении камеральной проверки представленных сведений ИПУ фондом были выявлены ошибки и расхождения (ошибки в написании имени застрахованного лица; отчетного периода; неправильное указание страхового номера работника; не применение сокращений к элементам «город», «улица» и т.п.).

В этом случае орган ПФР, руководствуясь пунктом 41 Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 14.12.2009г. №987н, направляет страхователю уведомление об устранении имеющихся расхождений, в котором устанавливает двухнедельный срок на устранение имеющихся расхождений.

Нарушение указанного двухнедельного срока квалифицируется органом ПФР как представление недостоверных сведений.

Отказывая фонду в удовлетворении заявленных требований, судьи Арбитражного суда Калининградской области правомерно исходят из следующего.

Статья 17 Закона №27-ФЗ не предусматривает ответственность за представление сведений ИПУ, содержащих ошибки и недочеты.

Такие ошибки и недочеты должны быть устранены страхователем в двухнедельный срок  после получения уведомления территориального органа фонда об их устранении.

Если страхователь в установленный срок не устранил имеющиеся ошибки и расхождения, территориальный орган фонда принимает решение о корректировке индивидуальных сведений и уточнении лицевых счетов застрахованных лиц и не позднее 7 дней со дня принятия такого решения сообщает об этом страхователю и застрахованным лицам (абзац 3 пункта 41 Инструкции).

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд такую позицию суда поддерживает, оставляя в силе принятые судом первой инстанции решения.

 

В некоторых случаях нарушение указанного выше двухнедельного срока исправления ошибок и недочетов орган ПФР квалифицирует как не представление в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования (дела А21-5885/2013, А21-5884/2013).

Между тем, орган ПФР не учитывает, что ответственность, предусмотренная абзацем третьим статьи 17 Закона №27-ФЗ, за правонарушение, выразившееся  в не представлении в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления ИПУ, наступает только в тех случаях, когда страхователем нарушен срок, установленный Законом №27-ФЗ (согласно пункту 2 статьи 11 названного закона соответствующие сведения представляются ежеквартально не позднее 15-го числа второго календарного месяца, следующего за отчетным периодом).

Нарушение двухнедельного срока, установленного пунктом 41 Инструкции, состава вменяемого правонарушения не образует.

Отсутствие состава правонарушения и его неправильная квалификация свидетельствуют о незаконности решения о привлечении страхователя к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ, и является основанием для отказа органу ПФР в удовлетворении заявления о взыскании штрафной санкции.

            Суды других округов также придерживаются указанной выше правовой позиции.

 

4.Несоблюдение территориальным органом ПФР требований Закона №212-ФЗ, предъявляемых к содержанию акта проверки и решения о привлечении к ответственности за нарушение законодательства о страховых взносах, является основанием для признания решения фонда недействительным или для отказа в удовлетворении заявления фонда о взыскании штрафных санкций на основании такого решения.

Управление Пенсионного фонда обратилось в суд с заявлением о взыскании с общества штрафа, предусмотренного статьей 17 Закона №27-ФЗ (дело А21-5665/2013). Дело рассмотрено в порядке упрощенного производства.

Исследовав представленные доказательства, суд пришел к выводу о недоказанности фондом законности привлечения страхователя к ответственности.

Из текста заявления следовало, что ответчиком совершены правонарушения, выразившиеся в представлении неполных и недостоверных сведений ИПУ и в нарушении срока представления отчетности за 2 и 3 кварталы 2011г.

Между тем, представленные фондом в обоснование заявленных требований акт камеральной проверки и решение о привлечении к ответственности не содержали описания существа выявленного правонарушения, в частности, относительно того – в чём выразилось представление страхователем не полных и (или) недостоверных сведений и в отношении каких сотрудников.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 38 Закона №212-ФЗ в случае выявления нарушений в ходе проведения камеральной проверки должен быть составлен акт проверки по форме и в соответствии с требованиями к составлению акта камеральной проверки, которые установлены федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социального страхования.

Согласно пункту 6 Требований к составлению акта камеральной проверки (приложение №25 к приказу Минздравсоцразвития России от 07.12.2009 № 957н) описательная часть акта камеральной проверки должна содержать, в том числе, сведения о документально подтвержденных фактах нарушений законодательства Российской Федерации о страховых взносах, выявленных в ходе этой проверки.

Согласно части 9 статьи 39 Закона №212-ФЗ в решении о привлечении к ответственности за совершение правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства.

Таким образом, надлежащее отражение в акте и в решении конкретных фактов выявленного правонарушения, обстоятельств его совершения, а также документов, подтверждающих выявленные нарушения, является важной гарантией прав страхователя в процессе рассмотрения материалов камеральной проверки и привлечения к ответственности.

Указывая в акте проверки и в решении на нарушение сроков представления сведений ИПУ, фонд не указал фактическую дату представления таких сведений, что лишило суд возможности установить факт совершения обществом правонарушения на основе исследования доказательств, не раскрыл объективную сторону правонарушения, выразившегося в предоставлении недостоверных сведений.

Согласно акту проверки факт нарушения страхователем сроков представления отчётности за 2 и 3 кварталы 2011г. подтверждается формой АДВ 6-2 и протоколом приема сведений ИПУ, однако данные документы суду не представлены.

Не изложение в акте и решении обстоятельств совершенного страхователем правонарушения и не представление фондом доказательств законности привлечения страхователя к ответственности за нарушения законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе ОПС влечет отказ в удовлетворении его требований о взыскании финансовой санкции.

Данное нарушение требований Закона №212-ФЗ со стороны органа контроля за уплатой страховых взносов является достаточно распространенным (по указанному основанию фонду отказано во взыскании штрафных санкций по делам А21-1313/2013, А21-1312/2013; А21-2196/2013; А21-5636/2013; А21-5635/2013 и др.).

В рамках дела А21-6674/2012 общество с ограниченной ответственностью оспаривало решение территориального органа ПФР о привлечении к ответственности за представление недостоверных сведений ИПУ.

Из материалов дела следовало, что страхователь в установленный законом срок представил сведения ИПУ, содержащие ошибки. Повторно представленные исправленные сведения, по мнению фонда, также содержали ошибки.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления, посчитав, что общество привлечено к ответственности правомерно.

Апелляционная инстанция отменила решение и признала оспариваемый акт недействительным, указав на недоказанность фондом состава вменяемого правонарушения.

Как было установлено Тринадцатым арбитражным апелляционным судом, ни в акте проверки, ни в описательной или мотивировочной частях решения территориального органа ПФР не изложены обстоятельства совершения правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 17 Закона №27-ФЗ: не указано, в чем именно выразилась недостоверность представленных сведений.

Привлекая общество к ответственности в виде штрафа за представление недостоверных сведений в системе обязательного пенсионного страхования, в описательной части оспариваемого решения фонд указал только на факт представления недостоверных индивидуальных сведений. Ссылки на уведомления об ошибках и расхождениях со сроком исправления, протоколы проверки файлов, протоколы приема сведений индивидуального (персонифицированного) учета в акте и решении отсутствуют.

Кроме того, судом апелляционной инстанции было установлено, что согласно акту проверки обществу вменялось несвоевременное представление сведений ИПУ, в то время, как согласно решению общество привлечено к ответственности за иное нарушение – представление недостоверных сведений. Допущенные фондом нарушения, по мнению суда вышестоящей инстанции, являются основанием для удовлетворения требований заявителя.

Суд кассационной инстанции поддержал позицию суда апелляционной инстанции.

В рамках дел А21-6678/2012 и А21-6671/2012 страхователи оспаривали решение территориального органа ПФР о привлечении к ответственности за представление недостоверных сведений ИПУ.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявлений, посчитав, что у фонда имелись законные основания для привлечения к ответственности. Решения суда были оставлены в силе судом апелляционной инстанции.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа отменил постановления Тринадцатого арбитражного суда и решения суда первой инстанции по указанным делам и признал оспариваемые решения фонда недействительными.

При этом суд кассационной инстанции указал, что в оспариваемых решениях не изложены конкретные обстоятельства, на основании которых проверяющими сделан вывод о предоставлении страхователем недостоверных сведений (ни акт проверки, ни решение не содержат конкретных обстоятельств правонарушения, сведений о суммах уплаченных страховых взносов, о допущенных ошибках, а также в отношении каких работников представлены недостоверные сведения).

 

В некоторых случаях фонд фиксирует в акте проверки одно правонарушение, а привлекает страхователя к ответственности за другое правонарушение.

Так, в рамках дела А21-5220/2013 судом рассмотрено требование территориального органа ПФР о взыскании с страхователя финансовой санкции за не представление в установленные сроки индивидуальных сведений.

Как следовало из материалов дела, при проведении проверки представленных обществом сведений ИПУ фондом было установлены расхождения относительно количества застрахованных лиц в АДВ 6-2 и РСВ-1, сведений о стаже, неверное указание кода тарифа, несоответствие уплаты в страховой и накопительной частях в АДВ 6-2 и РСВ-1.

По факту допущенного правонарушения был составлен акт, согласно которому общество представило недостоверные и (или) неполные сведения о начисленных и уплаченных страховых взносах на обязательное пенсионное страхование и страховом стаже застрахованных лиц.

Решением фонда общество было привлечено к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ, за непредставление сведений ИПУ в установленный законом срок.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления.

13 ААС оставил решение суда без изменения, указав, что решение о привлечении страхователя к ответственности должно быть основано на документально подтвержденных фактах правонарушений, отраженных в акте.

Законом №212-ФЗ предусмотрен порядок оформления результатов проведенных проверок, который должен соблюдаться должностными лицами органа контроля за уплатой страховых взносов.

Таким образом, надлежащее отражение в акте проверки конкретных фактов выявленного правонарушения, обстоятельств его совершения, а также документов, подтверждающих выявленные нарушения, является требованием закона и гарантирует страхователю возможность надлежащей защиты своих прав.

Суд апелляционной инстанции отметил, что, как следует из решения, общество было привлечено к ответственности за не представление в установленные сроки индивидуальных сведений, при этом из акта об обнаружении фактов, свидетельствующих о нарушениях законодательства об индивидуальном (персонифицированном учете) в системе обязательного пенсионного страхования, следует, что обществом в установленный законом срок были предоставлены недостоверные и (или) неполные сведения о начисленных и уплаченных страховых взносах на обязательное пенсионное страхование и страховом стаже застрахованных лиц.

Указанные обстоятельства свидетельствует о нарушении фондом требований Закона №212-ФЗ об оформлении результатов проверки и вынесении решения, которые являются существенными, не позволяющими признать законным решение о привлечении к ответственности.

Практика рассмотрения дел со схожими фактически обстоятельствами в арбитражных судах всех уровней и всех округов свидетельствует о единообразном подходе к их разрешению.

 

5.Неправильная квалификация фондом совершенного страхователем правонарушения является основанием для признания решения о привлечении к ответственности недействительным или для отказа в удовлетворении заявления фонда о взыскании штрафных санкций на основании такого решения.

Анализ судебных дел данной категории показывает, что у органов ПФР зачастую отсутствует четкое разграничение составов правонарушений, предусмотренных статьей 17 Закона №27-ФЗ и понимание – какие действия образуют объективную сторону следующих составов

-не представление в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования,

-представление недостоверных сведений ИПУ

-представление неполных сведений ИПУ.

Орган ПФР обратился в Арбитражный суд Калининградской области с заявлением о взыскании с общества с ограниченной ответственностью штрафа за непредставление в установленный срок сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования (дело А21-5883/2013)

В ходе судебного разбирательства судом установлены следующие фактические обстоятельства.

Общество в установленный законом срок представило сведения ИПУ в отношении 96 работников. В ходе их проверки фондом были выявлены расхождения (в суммах начисленных взносов, в периодах работы застрахованных лиц).

Страхователю было предложено в двухнедельный срок устранить допущенные ошибки и представить исправленные формы РСВ-1 и АДВ 6-2.

Исправленные сведения были представлены позднее установленного фондом срока на 132 работника, что послужило основанием для составления фондом акта и вынесения решения о привлечении к ответственности за нарушение срока представления сведений ИПУ.

Суд первой инстанции посчитал, что в данном случае страхователем было совершено правонарушение, объективная сторона которого характеризуется, как  представление неполных сведений ИПУ (в установленный законом срок не были представлены сведения в отношении 36 работников).

Неправильная квалификация фондом совершенного страхователем правонарушения влечет незаконность принятого фондом решения о привлечении к ответственности и является основанием для отказа в удовлетворении заявления о взыскании штрафной санкции.

Суд апелляционной инстанции поддержал указанную позицию, оставив решение суда без изменения, жалобу фонда – без удовлетворения.

В рамках дела А21-7265/2013 суд рассмотрел заявление органа ПФР о взыскании  с общества штрафной санкции за нарушение сроков представления индивидуальных сведений за четыре отчетных периода.

Как было установлено судом, страхователь своевременно представил сведения ИПУ за 1-4 кварталы 2012г.

В ходе проверки кадровых документов за 2012 год сам страхователь выявил, что им не были представлены сведения  на иностранных работников, с которыми заключены  трудовые договоры на срок свыше 6 месяцев.

Индивидуальные сведения за 1-4 кварталы 2012г. в отношении указанных застрахованных лиц были представлены в территориальный орган ПФР вместе с отчётностью за 1 квартал 2013г.

Фонд посчитал, что в данном случае имеет место правонарушение, выразившееся в не представлении сведений ИПУ в установленный срок, в связи с чем привлек страхователя к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал, что в данном случае страхователь в установленный законом срок представил неполные сведения ИПУ за 1-4 кварталы 2012г., что наряду с другими существенными обстоятельствами (дата представления дополнительных сведений; фамилии застрахованных лиц и суммы начисленных за них взносов и др.) подлежало отражению в акте проверки и в решении о привлечении к ответственности.

Кроме того, в решении должны были быть отражены доводы страхователя, приведенные в возражениях на акт, об отсутствии в его действиях состава вменяемого правонарушения и причины, по которым фонд отклоняет эти доводы.

Неправильная квалификация действий общества, которое действительно нарушило требования Закона №27-ФЗ, и не исполнение фондом требований Закона №212-ФЗ в части оформления материалов проверки привело к необоснованному освобождению страхователя от ответственности за совершенное им правонарушение. Решение по данному делу в суд вышестоящей инстанции обжаловано не было.

 

В рамках данной проблематики предлагается к обсуждению следующий выявленный при подготовке данного обобщения вопрос.

Обязанность по представлению сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учёта в системе обязательного пенсионного страхования, порядок и сроки представления этих сведений установлены пунктом 2 статьи 11 Закона №27-ФЗ.

Возможность представления уточненных (корректирующих) сведений ИПУ за один и тот же отчётный период (по аналогии со статьей 81 Налогового кодекса Российской Федерации) Законом №27-ФЗ не предусмотрена.

Вместе с тем, согласно статье 15 Закона №27-ФЗ страхователь имеет право дополнять и уточнять переданные им сведения о застрахованных лицах по согласованию с соответствующим органом Пенсионного фонда Российской Федерации.

Пенсионный фонд Российской Федерации в письме от 14 декабря 2004г. №КА-09-25/13379 (сохраняет свою силу до настоящего времени) посчитал возможным не применять финансовые санкции, предусмотренные частью 3 статьи 17 Федерального закона от 01.04.1996 №27-ФЗ в тех случаях, когда страхователь самостоятельно выявил ошибку и представил достоверные сведения по персонифицированному учету, а также если страхователь в 2-недельный срок исправил обнаруженные территориальным органом ПФР ошибки.

Данное письмо адресовано территориальным органам ПФР, которые не всегда им руководствуются на практике.

Должен ли руководствоваться этим письмом суд при рассмотрении конкретного дела, если орган ПФР все-таки привлек страхователя к ответственности в случае самостоятельного выявления им ошибки и представления достоверных (или полных) сведений ИПУ (вопрос об исправлении ошибок и недочетов в данном случае не обсуждается, он был рассмотрен в пункте 3 обобщения).

Представляется, что в данном случае имеют место два подхода к рассматриваемой проблематике.

1). Если представление неполных (недостоверных) сведений выявлено фондом в ходе камеральной или выездной проверки на основании документов, указанных в пункте 1 статьи 11 Закона №27-ФЗ, у органа ПФР имеются законные основания для фиксации правонарушения в акте проверки и для привлечения страхователя к ответственности в случае не представления страхователем исправленных сведений в двухнедельный срок после получения уведомления фонда об устранении имеющихся расхождений (данная позиция изложена в постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15.09.2014г. по делу А43-22688/2013).

Если страхователь самостоятельно выявил неполноту и недостоверность представленных им сведений ИПУ (полностью или в части) до выявления правонарушения территориальным органом ПФР, имеются основания для применения статьи 15 Закона №27-ФЗ и положений письма ПФ РФ от 14 декабря 2004г. №КА-09-25/13379, то есть для освобождения его от ответственности.

            2).Если исходить из того, что названное выше письмо ПФ РФ к нормативным правовым актам, регулирующим отношения по уплате страховых взносов не относится, то следует признать, что при выявлении документально подтвержденных фактов представления страхователем недостоверных (неполных) сведений ИПУ (в том числе, в случае самостоятельного выявления им ошибки), у органа ПФР имеются законные основания для привлечения к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ.

 

6.При рассмотрении заявления фонда о взыскании штрафной санкции или заявление страхователя об оспаривании решения о привлечении к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ, суд проверяет правильность расчёта суммы штрафа, руководствуясь разъяснениями, содержащимися в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.08.2004 №79 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном страховании».

            Несмотря на то, что разъяснения по вопросу исчисления размера штрафа за предоставление недостоверных (неполных) сведений ИПУ были даны Президиумом ВАС РФ еще в 2004г., в судебной практике до сих пор встречаются случаи неправильного определения фондом размера штрафа за указанные нарушения законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учете.

            Суд, рассматривая заявления фонда о взыскании штрафной санкции (или заявление страхователя о признании недействительным решения о привлечении к ответственности), также не всегда выполняет требования части 6 статьи 215 АПК РФ и части 4 статьи 200 АПК РФ, в соответствии с которыми он обязан проверить правильность расчета и размера взыскиваемой суммы.

            В частности, в рамках дела А21-6674/2012 суд отказал в удовлетворении заявления о признании недействительным решения фонда о привлечении к ответственности за представление недостоверных сведений ИПУ.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал на наличие нескольких самостоятельных оснований для признания оспариваемого решения недействительным, в том числе, недоказанность размера санкции (расчёт штрафа произведен органом ПФР не от суммы платежей за тех застрахованных лиц, в отношении которых были представлены недостоверные сведения, а от всей суммы платежей за отчётный период).

Между тем, Президиум ВАС РФ в пункте 16 Информационного письма от 11.08.2004г. №79 разъяснил, что размер штрафа, подлежащего взысканию за представление неполных сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, следует определять от суммы платежей только в отношении тех застрахованных лиц, о которых представлены неполные (недостоверные) сведения.

Указанный подход отражает позицию законодателя, обеспечивающую индивидуализацию мер ответственности. В ином случае, когда производится расчет штрафа исходя из общей суммы страховых взносов, уплачиваемых страхователем, размер ответственности фактически зависит не от тяжести совершаемого правонарушения, а от численности работников.

            Суд кассационной инстанции, оставляя в силе постановление апелляционного суда, также указал на неправильное определение размера финансовой санкции органом ПФР.

В рамках дела А21-5883/2013, которое уже упоминалось в данном обобщении, орган ПФР также исчислил размер штрафа от суммы взносов, приходящихся на всех работников организации за отчётный период (132 человека), в то время как страхователем не были представлены сведения в отношении только 36 работников.

Данное обстоятельство явилось дополнительным основанием для  отказа органу ПФР в удовлетворении заявления о взыскании штрафной санкции.

            Решение суда по данному делу было оставлено Тринадцатым арбитражным апелляционным судом без изменения.

Практика рассмотрения аналогичных дел в судах Северо-Западного и других округов показывает, что ошибки в оценке правильности определения фондом размера санкции возникают, как правило, на уровне суда первой инстанции (дела А40-120879/13; А56-28231/2013; А56-17116/2013).

 

7.При рассмотрении заявления фонда о взыскании штрафной санкции, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ, суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, смягчающих ответственность страхователя, и при их наличии снижает размер санкции.

Орган ПФР обратился в суд с заявлением о взыскании с страхователя финансовой санкции за не представление в установленный срок сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе ОПС (дело А21-4227/2013).

Суд удовлетворил заявление в полном объеме (штраф в размере 54 973руб.), установив наличие в действиях ответчика состава вменяемого правонарушения и проверив соблюдение фондом процедуры привлечения к ответственности.

Между тем, страхователь, ссылаясь на незначительный пропуск срока, установленного законодательством для представления индивидуальных сведений, ходатайствовал о снижении размера взыскиваемого штрафа.

Отменяя решение суда первой инстанции в части взыскания штрафа в сумме, превышающей 10 000 рублей, суд апелляционной инстанции указал следующее.

Частью четвертой пункта 6 статьи 39 Федерального закона от 24.07.2009 №212-ФЗ установлено, что в ходе рассмотрения материалов проверки руководитель (заместитель руководителя) органа контроля за уплатой страховых взносов, в том числе, выявляет обстоятельства, исключающие вину лица в совершении правонарушения, предусмотренного настоящим Федеральным законом, либо обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение правонарушения, предусмотренного данным Федеральным законом.

Согласно части 4 пункта 1 статьи 44 Закона №212-ФЗ обстоятельствами, смягчающими ответственность за совершение правонарушения, признаются иные обстоятельства, которые судом или органом контроля за уплатой страховых взносов, рассматривающим дело, могут быть признаны смягчающими ответственность.

Таким образом, данной нормой установлен открытый перечень обстоятельств, которые могут быть признаны смягчающими ответственность за совершение правонарушения.

В силу пункта 4 статьи 44 Закона №212-ФЗ обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение правонарушения, устанавливаются судом или органом контроля за уплатой страховых взносов рассматривающим дело, и учитываются при привлечении к указанной ответственности.

Из указанных норм следует, что орган контроля за уплатой страховых взносов при рассмотрении материалов проверки о правонарушении и определении размера штрафа должен выявлять и учитывать смягчающие ответственность налогоплательщика обстоятельства в силу прямого указания закона.

В данном случае при вынесении решения такие обстоятельства фондом не устанавливались.

Из содержания постановления 13 ААС по указанному делу следует, что в тех случаях, когда орган ПФР при привлечении к ответственности за нарушение законодательства о страховых взносах уклонился от оценки наличия или отсутствия обстоятельств, смягчающих ответственность страхователя, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, материального положения нарушителя и т.д.) вправе уменьшить размер взыскания, руководствуясь при этом принципами справедливости и соразмерности.

Необходимость установления обстоятельств, смягчающих ответственность страхователя, явилась основанием для направления судом кассационной инстанции на новое рассмотрение дела А21-10171/2012, упоминавшегося в пункте 1 данного обобщения.

Анализ рассмотренных дел данной категории показывает и пояснения представителей органа ПФР в рамках рассмотрения конкретных дел подтверждают, что в Калининградском регионе территориальные органы Пенсионного фонда России нормы Закона №212-ФЗ о смягчении ответственности не применяют, разъясняя страхователям о необходимости обращения в суд за снижением размера санкции.

В некоторых решениях о привлечении к ответственности орган ПФР указывает на то, что право смягчения ответственности (при наличии соответствующих обстоятельств), ему законом не предоставлено.

В этой ситуации именно суд призван обеспечить баланс частных и публичных интересов, не допустив, с одной стороны, взыскания несоизмеримо большого штрафа, с другой стороны – обеспечив воспитательный характер санкции.

Представляется, что при рассмотрении споров, связанных с взысканием штрафных санкций за нарушения законодательства о страховых взносах (в том числе, законодательства об индивидуальном персонифицированном учёте), суд может руководствоваться разъяснениями, содержащимися в постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013г. №57.

В соответствии с пунктом 16 названного постановления, если при рассмотрении дела, связанного с применением санкции за налоговое правонарушение, будет установлено наличие хотя бы одного из смягчающих ответственность обстоятельств, суд при определении размера подлежащего взысканию штрафа обязан в соответствии с пунктом 3 статьи 114 Кодекса уменьшить его размер не менее чем в два раза по сравнению с предусмотренным соответствующей нормой Кодекса.

Учитывая, что пунктом 3 статьи 114 Кодекса установлен лишь минимальный предел снижения налоговой санкции, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (например, характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения) вправе уменьшить размер взыскания более чем в два раза.

Следует отметить, что судьи Арбитражного суда Калининградской области в большинстве случаев применяли данный подход при рассмотрении споров, связанных с  нарушением законодательства Российской Федерации о страховых взносах.

Об этом свидетельствует большое количество дел, по которым приняты решения об уменьшении размера штрафной санкции в связи с установлением судом обстоятельств, смягчающих ответственность страхователя (А21-7886/2013; А21-4582/2013; А21-6943/2013; А21-6484/2013; А21-4581/2013; А21-4337/2013; А21-4337/2013; А21-4238/2013; А21-4236/2013; А21-753/2013; А21-975/2013; А21-9982/2012; А21-1311/2013; А21-757/2013; А21-728/2013; А21-9090/2013; А21-9091/2013; А21-9092/2013; А21-9088/2013; А21-9089/2013; А21-9069/2013 и др.).

Практика рассмотрения аналогичных дел в Северо-Западном и других округах показывает, что при наличии обстоятельств, смягчающих ответственность страхователя, суды применяют соответствующие положения Закона №212-ФЗ и снижают размер штрафной санкции.

 

8. Выявленное фондом в ходе выездной проверки страхователя занижение (завышение) базы для начисления страховых взносов не является основанием для привлечения страхователя к ответственности за предоставление недостоверных сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учёта в системе обязательного пенсионного страхования.

В соответствии с положениями статьи 33 Закона №212-ФЗ органы контроля за уплатой страховых взносов проводят камеральные и выездные проверки плательщиков страховых взносов, целью которых является контроль за соблюдением плательщиком страховых взносов законодательства Российской Федерации об обязательном социальном страховании в части правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) страховых взносов в государственные внебюджетные фонды.

В частности, в ходе выездных проверок фонд проверяет правильность определения страхователем базы для начисления страховых взносов.

По сложившейся практике (в том числе, судебной), в случае выявления фондом занижения (завышения) страхователем такой базы, он привлекался к ответственности как за неуплату или неполную уплату сумм страховых взносов в результате занижения базы для начисления страховых взносов, иного неправильного исчисления страховых взносов или других неправомерных действий (статья 47 Закона №212-ФЗ), так и за предоставление недостоверных сведений в отношении сумм взносов, исчисленных от заниженной базы (статья 17 Закона №27-ФЗ).

02 октября 2012г. Президиумом ВАС РФ пересмотрено в порядке надзора дело А05-11287/2011.

В постановлении №7828/12, опубликованном на сайте ВАС РФ 30 ноября 2012г., Президиум ВАС РФ указал на следующее.

Абзац третий статьи 17 Закона №27-ФЗ предусматривает ответственность страхователей за непредставление в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, либо представление неполных и (или) недостоверных сведений.

В соответствии со статьей 11 Закона №27-ФЗ страхователи представляют в органы Пенсионного фонда Российской Федерации по месту их регистрации сведения об уплачиваемых страховых взносах на основании данных бухгалтерского учета, а сведения о страховом стаже - на основании приказов и других документов по учету кадров.

К числу сведений, которые страхователь обязан представлять, относятся, в частности, сумма заработка (дохода), на который начислялись страховые взносы обязательного пенсионного страхования, а также сумма начисленных страховых взносов обязательного пенсионного страхования.

Другими словами, страхователь обязан представить сведения о выплатах, фактически включенных им в базу для исчисления страховых взносов, и о суммах страховых взносов, фактически им начисленных.

В то же время обязанности страхователя по предоставлению сведений о выплатах, не включенных им в базу для исчисления страховых взносов, и о суммах страховых взносов, которые им не начислялись, Закон №27-ФЗ не предусматривает.

Судьи Арбитражного суда Калининградской области своевременно отследили информацию о принятом ВАС РФ судебном акте и приостановили производство по делам со схожими фактическими обстоятельствами, которые находились у них в производстве, - до опубликования текста постановления на сайте ВАС РФ.

После опубликования постановления ВАС РФ №7828/2012 судьи при рассмотрении конкретных дел (А21-8874/2012; А21-10270/2012; А21-10424/2012; А21-75/2013; А21-2324/2013; А21-1194/2013; А21-1883/2013; А21-1683/2013; А21-1882/2013; А21-2209/2013; А21-3199/2013; А21-3373/2013; А21-3702/2013; А21-8372/2013; А21-6541/2013; А21-7300/2013; А21-7022/2013; А21-7016/2013; А21-5503/2013; А21-5504/2013; А21-5506/2013; А21-6174/2013; А21-5505/2013; А21-5501/2013; А21-5507/2013; А21-4580/2013; А21-4562/2013; А21-4330/2013; А21-3702/2013; А21-2585/2013; А21-873/2013; А21-1220/2013; А21-8574/2013) применяли изложенную в постановлении правовую позицию.

Решения по некоторым делам были обжалованы органом ПФР в вышестоящие судебные инстанции, по результатам рассмотрения жалоб все судебные акты (в части требований, касающихся взыскания штрафа по статье 17 Закона №27-ФЗ) оставлены без изменения.

В то же время незначительное количество решений вынесено вразрез с правовой позицией ВАС РФ (дела А21-3380/2013; А21-3451/2013; А21-6617/2013; А21-5502/2013; А21-3451/2013; А21-3380/2013; А21-11631/2012).

           

            По итогам обобщения можно сделать вывод о том, что судебные акты Арбитражного суда Калининградской области в целом соответствовали позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а также судебной практике, сложившейся в других судах первой инстанции, судах апелляционной и кассационной инстанций.

            Причины отмен по указанным в данном обобщении судебным актам проанализированы всеми судьями, рассматривающими дела, связанные с применением санкций, предусмотренных статьей 17 Закона №27-ФЗ, и по результатам этого анализа ими сделаны соответствующие выводы.

            Следует отметить, что и территориальные органы ПФР учитывают те недочеты и нарушения, которые допускаются при оформлении материалов проверок, и оценка которым дана судом в мотивировочной части судебных актов. Все это вместе позволит избежать как необоснованное привлечение страхователей к ответственности, так и необоснованное освобождение их от ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ.

 

         Перечень нормативных правовых актов и разъяснений высших судебных инстанций по рассматриваемой категории дел

1.Конституция Российской Федерации.

2.Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации».

3.Арбитражный процессуальный кодекс Российской федерации.

4.Федеральный закон от 24.07.2009г. №212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования».

5.Федеральный закон от 01.04.1996г. №27-ФЗ  «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования».

6.Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 30.07.2001г. №13-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта 7 пункта 1 статьи 7, пункта 1 статьи 77 и пункта 1 статьи 81 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в связи с запросами Арбитражного суда Воронежской области, Арбитражного суда Саратовской области и жалобой открытого акционерного общества «Разрез «Изыхский».

7.Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской федерации от 30 июля 2013г. №57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации».

8.Постановление Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 08.10.2012г. №62 «О некоторых вопросах рассмотрения арбитражными судами дел в порядке упрощенного производства».

9.Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской федерации от 11.08.2004г. №79 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном страховании».

10. Инструкция о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденная приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 14.12.2009г. №987н.

 

 

Судья:                                      Можегова Н.А.

24.10.2014г.

  Настоящее обобщение включено в план работы Арбитражного суда Калининградской области на первое полугодие 2014 года и проведено в соответствии с Порядком организации работы по изучению судебной практики в федеральных арбитражных судах округов, арбитражных апелляционных судах, арбитражных судах субъектов Российской Федерации, утвержденным приказом Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 30.09.2011г. №87 и с учётом разъяснений, содержащихся в «Методических рекомендациях по изучению и обобщению судебной практики» от 04.12.1998г.

Федеральный закон от 01.04.1996г. «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования» (далее Закон №27-ФЗ) устанавливает правовую основу и принципы организации индивидуального (персонифицированного) учета сведений о гражданах, на которых распространяется действие законодательства Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании, лицах, имеющих право на получение государственной социальной помощи, лицах, имеющих право на дополнительные меры государственной поддержки, а также сведений о детях.

Названным законом предусмотрена обязанность страхователя представлять в соответствующий орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведения о всех лицах, работающих у него по трудовому договору, а также заключивших договоры гражданско-правового характера, на вознаграждения по которым в соответствии с законодательством Российской Федерации начисляются страховые взносы, за которых он уплачивает страховые взносы.

Контроль за достоверностью сведений о стаже и заработке, представляемых страхователями, осуществляется органами Пенсионного фонда Российской Федерации.

Согласно статье 17 Закона №27-ФЗ в редакции, действовавшей в проверяемых периодах, за непредставление в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, либо представление неполных и (или) недостоверных сведений к страхователям, в том числе физическим лицам, самостоятельно уплачивающим страховые взносы, применяются финансовые санкции в виде взыскания 10 процентов причитающихся соответственно за отчетный период и за истекший календарный год платежей в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Необходимость в обобщении практики применения судами указанной нормы закона вызвана:

значительным количеством дел данной категории, что объясняется тем, что санкции, предусмотренные Законом №27-ФЗ, взыскиваются со страхователей только в судебном порядке;

множеством составов правонарушений и проблемами, возникающими  у органов ПФР и у суда при квалификации объективной стороны этих правонарушений;

наличием разных подходов в оценке судьями одних и тех же фактических обстоятельств или представленных сторонами доказательств;

наличием разных подходов при применении судьями норм Федерального закона от 24.07.2009г. №212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (далее Закон №212-ФЗ), регламентирующих процедуру привлечения к ответственности за нарушение законодательства о страховых взносах.

В связи со значительным количеством дел данной категории обобщение проведено в отношении дел, рассмотренных судьями арбитражного суда Калининградской области в 2013 году, а также в отношении дел, рассмотренных в 2012 году, судебные акты по которым были пересмотрены в апелляционном и кассационном порядке в 2013 году.

Общее количество дел, связанных с применением судом в 2013г. положений статьи 17 Закона №27-ФЗ, составляет 270, в том числе:

19 по заявлениям о признании недействительным решения органа ПФР о привлечении к ответственности за нарушение законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе ОПС, из них 8 дел рассмотрены в порядке упрощенного производства;

251 по заявлениям органов ПФР о взыскании штрафной санкции, из них 221 дело рассмотрено  в порядке упрощенного производства.

По 26 делам вынесены определения о переходе к рассмотрению по общим правилам искового производства по следующим основаниям:

-рассмотрение дела в порядке упрощенного производства не соответствует целям эффективного правосудия, в том числе в случае признания судом необходимым выяснить дополнительные обстоятельства или исследовать дополнительные доказательства (16 дел);

-к моменту истечения срока, установленного частью 2 статьи 226 Арбитражного процессуального кодекса Российской федерации (АПК РФ), суд не располагал доказательствами получения одной из сторон (сторонами) определения о рассмотрении дела в порядке упрощенного производства и данных, необходимых для идентификации сторон, в целях доступа к материалам дела в электронном виде (9 дел);

-заявление было принято к рассмотрению в порядке упрощенного производства ошибочно (дело А21-1013/2013).

В 2013г. заявления об обжаловании решений органов ПФР о привлечении к ответственности, предусмотренной статьёй 17 закона №27-ФЗ, рассматривались судьями второго судебного состава; заявления органов ПФР о взыскании штрафной санкции в судебном порядке – судьями первого и второго судебных составов.

В соответствии с утвержденной Программой изучения и обобщения судебной практики применения судьями арбитражного суда Калининградской области Федерального закона №27-ФЗ в части привлечения к ответственности, предусмотренной статьей 17 названного закона, проведен опрос судей относительно норм законодательства Российской Федерации о страховых взносах, применение которых вызывает у них наибольшие затруднения.

В процессе работы над данным обобщением установлено, что при решении вопроса о принятии искового заявления (заявления) к производству судьи арбитражного суда Калининградской области строго руководствовались требованиями статьи 227 АПК РФ, устанавливающей перечень дел, подлежащих рассмотрению в порядке упрощенного производства, и основания перехода к рассмотрению дел по общим правилам искового производства, а также разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 08.10.2012г. №62 «О некоторых вопросах рассмотрения арбитражными судами дел в порядке упрощенного производства».

Анализ статистических данных показал, что судом апелляционной инстанции в 2013г. и 1 полугодии 2014г. (по состоянию на 10 июня 2014г.) рассмотрены 32 апелляционные жалобы на решения арбитражного суда Калининградской области по исследуемой категории дел, судом кассационной инстанции – 7 кассационных жалоб.

По результатам рассмотрения жалоб Тринадцатым арбитражным апелляционным судом оставлены в силе 26 решений, отменены 6 решений.

Федеральный арбитражный суд Северо-западного округа оставил в силе решения суда первой инстанции и постановления 13 ААС по двум делам; отменил решения и постановления по трем делам (с направлением одного дела на новое рассмотрение); по двум делам отменил постановления суда апелляционной инстанции с оставлением в силе решений суда первой инстанции.

В данном обобщении с целью формирования в суде единообразной судебной практики рассмотрения дел, связанных с применением статьи 17 Федерального закона от 01.04.1996г. №27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе обязательного пенсионного страхования», проанализированы причины отмены отдельных судебных актов судами вышестоящих инстанций и обозначены правовые позиции по ряду вопросов, представляющих интерес при толковании и применении норм права в обозначенной сфере.

 

1.При проверке соблюдения органом ПФР порядка привлечения к ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании суд должен руководствоваться соответствующими положениями  Федерального закона от 24.07.2009г. №212 «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» в редакции, действующей на момент выявления правонарушения и составления акта проверки.

В рамках дела А21-9983/2012 орган ПФР обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с общества с ограниченной ответственностью (далее общество) санкции, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ, за не представление в установленный срок сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования частично, снизив размер штрафа в связи с наличием обстоятельств, смягчающих ответственность страхователя. Судом был рассмотрен и отклонен довод страхователя о нарушении фондом процедуры привлечения к ответственности, установленной Законом №212-ФЗ.

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении заявления отказал, указав на следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 34 Закона №212-ФЗ камеральная проверка проводится по месту нахождения органа контроля за уплатой страховых взносов на основе расчетов по начисленным и уплаченным страховым взносам и документов, представленных плательщиком страховых взносов, а также других документов о деятельности плательщика страховых взносов, имеющихся у органа контроля за уплатой страховых взносов.

Согласно части 5 статьи 34 Закона №212-ФЗ лицо, проводящее камеральную проверку, обязано рассмотреть представленные плательщиком страховых взносов пояснения и документы. Если после рассмотрения представленных пояснений и документов, либо при отсутствии пояснений плательщика страховых взносов орган контроля за уплатой страховых взносов установит факт совершения правонарушения, предусмотренного настоящим Федеральным законом, или иного нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах, должностные лица органа контроля за уплатой страховых взносов обязаны составить акт проверки в порядке, установленном статьей 38 данного Федерального закона.

В соответствии с частью 3 статьи 38 Закона №212-ФЗ акт проверки подписывается лицами, проводившими соответствующую проверку, и лицом, в отношении которого проводилась эта проверка (его уполномоченным представителем). Об отказе лица, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченного представителя), подписать акт делается соответствующая запись в акте проверки.

В силу части 4 статьи 38 Закона №212-ФЗ акт проверки в течение пяти дней с даты подписания этого акта должен быть вручен лицу, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченному представителю), под расписку или передан иным способом, свидетельствующим о дате его получения указанным лицом (его уполномоченным представителем).

Частью 3 статьи 39 Закона №212-ФЗ установлено, что лицо, в отношении которого проводилась проверка, вправе участвовать в процессе рассмотрения материалов указанной проверки лично и (или) через своего уполномоченного представителя.

Неявка лица, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченного представителя), извещенного надлежащим образом о времени и месте рассмотрения материалов проверки, не является препятствием для рассмотрения материалов проверки, за исключением тех случаев, когда участие этого лица (его уполномоченного представителя) будет признано руководителем (заместителем руководителя) органа контроля за уплатой страховых взносов обязательным для рассмотрения этих материалов.

В случае, если лицо, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченный представитель), уклоняется от получения акта проверки, этот факт отражается в акте проверки и указанный акт направляется по почте заказным письмом по месту нахождения организации (обособленного подразделения) или месту жительства физического лица. В случае направления акта проверки по почте заказным письмом датой вручения этого акта считается шестой день, считая с даты отправки заказного письма (часть 4 статьи 38 Закона №212-ФЗ).

Как следует из материалов дела, в акте камеральной проверки отсутствует подпись представителя заявителя о получении данного акта, либо соответствующая отметка об отказе страхователя от подписания акта.

Данный акт изначально был направлен в адрес общества с нарушением приведенных правил, то есть заказным письмом без уведомления о вручении, о чем свидетельствует копия списка заказных отправлений.

Доказательств фактического получения обществом этого акта в материалах дела не имеется.

В связи с этим судом апелляционной инстанции сделан вывод о том, что при принятии решения о привлечении к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ, фондом были допущены существенные нарушения процедуры привлечения к ответственности, что исключает возможность взыскания с общества штрафных санкций.

По аналогичным основаниям суд апелляционной инстанции отменил решения Арбитражного суда Калининградской области по делам А21-9984/2012 (обжаловано в ФАС СЗО), А21-10165/2012 (постановление 13 ААС в кассационной инстанции обжаловано не было).

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа отменил постановление Тринадцатого арбитражного суда по делам А21-9983/2012 и А21-9984/2012 и оставил в силе решения суда первой инстанции.

Основанием для отмены явились применение судом апелляционной инстанции норм Федерального закона №212-ФЗ в редакции, которая на момент составления акта проверки уже не действовала и неправильное толкование норм Закона №212-ФЗ, регламентирующих порядок составления и оформления акта камеральной проверки, проводимой органом контроля за уплатой страховых взносов.

На основании части 1 статьи 34 Закона №212-ФЗ камеральная проверка проводится по месту нахождения органа контроля за уплатой страховых взносов на основе расчетов по начисленным и уплаченным страховым взносам и документов, представленных плательщиком страховых взносов, а также других документов о деятельности плательщика страховых взносов, имеющихся у органа контроля за уплатой страховых взносов.

Согласно пункту 3 названной статьи в случае, если выявлены ошибки в расчете по начисленным и уплаченным страховым взносам и (или) противоречия между сведениями, содержащимися в представленных документах, либо выявлены несоответствия сведений, представленных плательщиком страховых взносов, сведениям, содержащимся в документах, имеющимся у органа контроля за уплатой страховых взносов, и полученным в ходе контроля, об этом сообщается плательщику страховых взносов с требованием представить в течение пяти дней необходимые пояснения или внести соответствующие исправления в установленный срок.

В части 3 статьи 38 Закона №212-ФЗ установлено, что акт проверки подписывается лицами, проводившими соответствующую проверку, и лицом, в отношении которого проводилась эта проверка (его уполномоченным представителем), а также предусмотрено, что об отказе лица, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченного представителя), подписать акт делается соответствующая запись в акте проверки.

ФАС СЗО обратил внимание на то, что акт камеральной проверки может быть подписан лицом, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченным представителем) в том случае, когда камеральная проверка проводится в присутствии плательщика страховых взносов.

В рассматриваемом деле фондом не было выявлено фактов неполноты и (или) недостоверности представленных обществом сведений индивидуального (персонифицированного) учета, а установлено только их несвоевременное представление.

Поэтому фонд проводил проверку в отсутствие проверяемого лица и по итогам проверки составил акт об обнаружении фактов, свидетельствующих о нарушениях законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования.

В силу части 4 статьи 38 Закона N 212-ФЗ (в редакции Федерального закона от 03.12.2011 N 379-ФЗ) акт проверки в течение пяти дней с даты подписания этого акта должен быть вручен лицу, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченному представителю), лично под расписку, направлен по почте заказным письмом или передан в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи. В случае направления акта проверки по почте заказным письмом датой вручения этого акта считается шестой день считая с даты отправления заказного письма.

Таким образом, территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации вправе самостоятельно выбирать способ вручения акта проверки.

Обязанность территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации направлять акт проверки заказным письмом только после того, как представитель организации лично подпишет этот акт или будет зафиксирован факт уклонения от подписания, была установлена в части 4 статьи 38 Закона №212-ФЗ (в редакции, действовавшей до 01.01.2012).

Из содержания судебного акта 13 ААС следует, что суд апелляционной инстанции при рассмотрении дела руководствовался положениями данной нормы в редакции, которая в период проведения фондом проверки уже не действовала.

В соответствии с частью 1 статьи 39 Закона №212-ФЗ акт проверки и другие материалы проверки, в ходе которой были выявлены нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах, а также представленные проверяемым лицом (его уполномоченным представителем) письменные возражения по указанному акту должны быть рассмотрены руководителем (заместителем руководителя) территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации, проводившего проверку.

Руководитель (заместитель руководителя) территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации обязан известить о времени и месте рассмотрения материалов проверки лицо, в отношении которого проводилась эта проверка (часть 2 статьи 39 Закона №212-ФЗ).

Однако в этой статье не сказано, каким именно способом извещения должен воспользоваться руководитель (заместитель руководителя) территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации для извещения страхователя. В частности, Законом №212-ФЗ не предусмотрено, что извещение должно направляться организации именно заказным письмом с уведомлением о вручении.

Судом первой инстанции было установлено, что акт камеральной проверки, в котором зафиксирован факт нарушения законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования, содержит сведения о дате, времени и месте его рассмотрения. Этот акт направлен страхователю по адресу, указанному в Едином государственном реестре юридических лиц.

Названный способ вручения акта камеральной проверки и извещения о времени и месте его рассмотрения не противоречит положениям части 2 статьи 39 и части 4 статьи 38 Закона №212-ФЗ (в редакции Федерального закона от 03.12.2011г. №379-ФЗ).

То обстоятельство, что направленный по почте заказным письмом акт не вручен адресату и возвращен в Фонд за истечением срока хранения, было предметом рассмотрения суда первой инстанции. Как обоснованно указал суд, неполучение страхователем корреспонденции по адресу места нахождения организации согласно государственной регистрации в связи с не совершением этим лицом действий по получению почтовой корреспонденции, является риском юридического лица, все неблагоприятные последствия которого несет само юридическое лицо.

Кассационная инстанция указала, что Фондом не были допущены нарушения при рассмотрении материалов проверки, поэтому у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для отмены принятого по данному делу решения суда первой инстанции.

Аналогичную правовую позицию ФАС СЗО изложил в постановлении по делу А21-10171/2012, которым решение АС КО и постановление 13 ААС были отменены с направлением дела на новое рассмотрение.

Правильность изложенной выше правовой позиции подтверждена Президиумом Высшего Арбитражного суда Российской Федерации в постановлении от 10 декабря 2013г. №11209/13.

В то же время на уровне апелляционной инстанции в этот же период времени отмечались разные подходы к рассматриваемой ситуации (например, решение суда первой инстанции по делу А21-10175/2012 было оставлено в силе).

Следует отметить, что суды Северо-Западного округа и иных округов также не всегда учитывали изменения, внесенные в соответствующие статьи Закона №212-ФЗ, устанавливающие порядок оформления и вручения страхователю акта проверки и порядок его извещения о времени и месте рассмотрения материалов проверки.

Об этом свидетельствуют, в том числе, результаты рассмотрения  судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации кассационной жалобы по делу А06-6118/2013.

Определением от 08.10.2014г. по делу №306-ЭС14-84 судебная коллегия отменила (с направлением дела на новое рассмотрение) судебные акты Арбитражного суда Астраханской области, Двенадцатого арбитражного апелляционного суда и ФАС Поволжского округа, указав, что при рассмотрении с пора суды руководствовались положениями части 4 статьи 38 Закона №212-ФЗ в редакции, действовавшей до 01.01.2012г., в то время, как правонарушение выявлено и акт проверки составлен в феврале 2013г.

 

2.Вывод о недостоверности представленных страхователем сведений может быть сделан территориальным органом ПФР только после проверки этих сведений на основании документов, указанных в статье 11 Закона №27-ФЗ.

В рамках дела А21-5288/2013 страхователь оспаривал решение территориального органа ПФР о привлечении его к ответственности за предоставление недостоверных сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования.

Основанием для привлечения к ответственности послужило расхождение между суммами уплаченных взносов (в отношении восьми застрахованных лиц), указанными в форме СЗВ-6-2, и суммами взносов в отношении этих же работников, указанными в расчёте по форме РСВ-1 ПФР.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования со ссылкой на отсутствие состава вменяемого правонарушения.

Оставляя решение суда в силе, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд указал, что вывод о недостоверности представленных страхователем сведений может быть сделан после проверки этих сведений на основании документов, указанных в статье 11 Закона №27-ФЗ, а именно - на основании данных бухгалтерского учета (в отношении сведений об уплачиваемых страховых взносах) и на основании приказов и других документов по учету кадров (в отношении сведений о страховом стаже).

Расхождения же в суммах начисленных и уплаченных страховых взносов, указанных в отчетности по индивидуальному (персонифицированному) учёту (формы АДВ-6-2 или СЗВ-6-2) и расчёте по форме РСВ-1, сами по себе не являются свидетельством недостоверности представленной информации.

В рамках дела А21-5636/2013 орган ПФР обратился в суд с заявлением о взыскании с общества с ограниченной ответственностью штрафа за представление недостоверных сведений ИПУ.

Основанием для привлечения к ответственности послужили следующие расхождения - в отчетности по форме СЗВ-6-2 в отношении одного из работников было указано на начисление взносов по страховой и накопительной части, в то время как исходя из возраста застрахованного лица, начисления должны были быть только по страховой части.

Суд первой инстанции отказал во взыскании штрафа, указав на недоказанность факта совершения страхователем вменяемого правонарушения, поскольку фонд ограничился лишь установлением факта неправильного заполнения формы СЗВ-6-2, в то время как в материалах дела отсутствовали сведения о том, что по данным бухгалтерского учета общества работнику были начислены взносы как на страховую, так и на накопительную части трудовой пенсии.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и оставил решение в силе.

Таким образом, из вышеизложенного следует, что расхождения в представленной страхователем отчетности, не являясь сами по себе доказательством представления недостоверных сведений ИПУ, могут, однако, свидетельствовать о возможном нарушении требований Закона №27-ФЗ и являются основанием для проверки представленных сведений по документам бухгалтерского учета страхователя.

В случае, если бухгалтерские документы подтверждают начисление и уплату страховых взносов в отношении застрахованных лиц в одной сумме, а в отчетности по персонифицированному учёту содержится другая сумма, у органа ПФР возникнет законное основание для оформления соответствующего акта и привлечения страхователя к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ.

Следует отметить, что у судей Арбитражного суда Калининградской области в течение анализируемого периода не возникало проблем с квалификацией объективной стороны указанного правонарушения, отмены судебных актов судами вышестоящих инстанций по данной категории дел отсутствуют.

В то же время хотелось бы отметить одно постановление 13 ААС, вынесенное за рамками анализируемого периода, но имеющее отношение к рассматриваемой проблематике.

В рамках дела А21-1253/2014, рассмотренного в порядке упрощенного производства,  орган ПФР просил взыскать со страхователя штраф за представление недостоверных сведений ИПУ (в связи с наличием расхождений в АДВ-6-2 и РСВ-1 и представлением исправленных сведений с нарушением срока, установленного фондом).

Судом первой инстанции было установлено, что сведения ИПУ за соответствующий отчетный период были представлены страхователем в установленный Законом срок.

При проверке этих сведений фондом были выявлены расхождения между АДВ 6-2 и РСВ-1 в суммах начисленных и уплаченных взносов на страховую часть.

Управление известило страхователя о выявленных ошибках и предложило ему в 2-недельный срок устранить нарушения и представить исправленные документы.

Поскольку исправленная отчетность была представлена обществом с нарушением двухнедельного срока, орган ПФР оформил акт  и вынес решение о привлечении страхователя к ответственности, предусмотренной абзацем 3 статьи 17 Закона.

Суд признал заявление не подлежащим удовлетворению в связи недоказанностью наличия состава вменяемого правонарушения, поскольку Управление ПФР не установило расхождение представленных сведений с данными бухгалтерского учёта и документами, указанными в пункте 1 статьи 11 Закона №27-ФЗ.

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции, указав на наличие иного состава правонарушения (не представление сведений ИПУ в установленный срок).

Представляется, что законных оснований для отмены решения по делу А21-1253/2014 у суда апелляционной инстанции не имелось по двум основаниям

-в связи с отсутствием состава правонарушения, выразившегося в представлении недостоверных сведений (о чем указывалось выше)

-в связи с отсутствием состава правонарушения в виде несвоевременного представления сведений (сведения были представлены в срок, на что указано в постановлении 13 ААС, а нарушение срока, установленного фондом на исправление ошибок и расхождений, не образует состава указанного нарушения; кроме того, такое правонарушение страхователю не вменялось).

            Анализ практики рассмотрения аналогичных дел в Северо-Западном округе показал, что на уровне первой и второй инстанций у судов отсутствует единообразный подход к оценке наличия или отсутствия объективной стороны правонарушения, предусмотренного статьёй 17 Закона №27-ФЗ, в случае выявления расхождений в формах РСВ-1 и АДВ-6-2  сумм начисленных и уплаченных взносов.

            Так, Арбитражный суд г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области удовлетворил заявление органа ПФР по делам А56-17116/2013, А56-64101/2012, А56-25337/2012; А56-28231/2013 и взыскал со страхователя штрафную санкцию.

   Решения по названным делам были отменены либо на уровне апелляционной инстанции, либо судом кассационной инстанции.

            Арбитражный суд Тверской области отказал органу ПФР во взыскании штрафа по делу А66-9154/2013, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд отменил решение и удовлетворил заявление.

            ФАС СЗО отменил постановление апелляционного суда и оставил в силе решение суда первой инстанции, указав на отсутствие состава правонарушения.

            Таким образом, по всем делам со схожими фактическими обстоятельствами суд кассационной инстанции Северо-Западного округа придерживается однозначной позиции.

   В то же время ФАС Волго-Вятского округа придерживается позиции, в соответствии с которой наличие в отчетности ошибок и расхождений (относительно сумм начисленных и уплаченных взносов) свидетельствует о представлении неполных (недостоверных) сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, и если страхователь нарушил срок исправления этих ошибок и расхождений, предусмотренный пунктом 41 Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 14.12.2009г. №987н, у органа ПФР имеются законные основания для привлечения к ответственности по статье 17 Закона №27-ФЗ за не представление сведений ИПУ в установленный срок (дела А28-1139/2013; А28-1140/2013; А28-1141/2013; А28-719/2013).

Данная правовая позиция расходится с позицией суда кассационной инстанции других округов (дела А19-11187/2012; Ф03-2691/2014; Ф03-4029/2013; А27-7199/2013; А40-130827/12-140-887 и др.).

 

3.Представление страхователем сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, содержащих ошибки и недочеты, не образует объективной стороны правонарушения, предусмотренного статьей 17 Закона №27-ФЗ.

В рамках дел А21-5634/2013, А21-966/2013, А21-967/2013, А21-5495/2013, А21-11113/2013, А21-11365/2012 орган ПФР обратился в суд с заявлением о взыскании с страхователя штрафа за представление недостоверных сведений ИПУ.

В ходе судебного разбирательства судом было установлено, что при проведении камеральной проверки представленных сведений ИПУ фондом были выявлены ошибки и расхождения (ошибки в написании имени застрахованного лица; отчетного периода; неправильное указание страхового номера работника; не применение сокращений к элементам «город», «улица» и т.п.).

В этом случае орган ПФР, руководствуясь пунктом 41 Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 14.12.2009г. №987н, направляет страхователю уведомление об устранении имеющихся расхождений, в котором устанавливает двухнедельный срок на устранение имеющихся расхождений.

Нарушение указанного двухнедельного срока квалифицируется органом ПФР как представление недостоверных сведений.

Отказывая фонду в удовлетворении заявленных требований, судьи Арбитражного суда Калининградской области правомерно исходят из следующего.

Статья 17 Закона №27-ФЗ не предусматривает ответственность за представление сведений ИПУ, содержащих ошибки и недочеты.

Такие ошибки и недочеты должны быть устранены страхователем в двухнедельный срок  после получения уведомления территориального органа фонда об их устранении.

Если страхователь в установленный срок не устранил имеющиеся ошибки и расхождения, территориальный орган фонда принимает решение о корректировке индивидуальных сведений и уточнении лицевых счетов застрахованных лиц и не позднее 7 дней со дня принятия такого решения сообщает об этом страхователю и застрахованным лицам (абзац 3 пункта 41 Инструкции).

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд такую позицию суда поддерживает, оставляя в силе принятые судом первой инстанции решения.

 

В некоторых случаях нарушение указанного выше двухнедельного срока исправления ошибок и недочетов орган ПФР квалифицирует как не представление в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования (дела А21-5885/2013, А21-5884/2013).

Между тем, орган ПФР не учитывает, что ответственность, предусмотренная абзацем третьим статьи 17 Закона №27-ФЗ, за правонарушение, выразившееся  в не представлении в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления ИПУ, наступает только в тех случаях, когда страхователем нарушен срок, установленный Законом №27-ФЗ (согласно пункту 2 статьи 11 названного закона соответствующие сведения представляются ежеквартально не позднее 15-го числа второго календарного месяца, следующего за отчетным периодом).

Нарушение двухнедельного срока, установленного пунктом 41 Инструкции, состава вменяемого правонарушения не образует.

Отсутствие состава правонарушения и его неправильная квалификация свидетельствуют о незаконности решения о привлечении страхователя к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ, и является основанием для отказа органу ПФР в удовлетворении заявления о взыскании штрафной санкции.

            Суды других округов также придерживаются указанной выше правовой позиции.

 

4.Несоблюдение территориальным органом ПФР требований Закона №212-ФЗ, предъявляемых к содержанию акта проверки и решения о привлечении к ответственности за нарушение законодательства о страховых взносах, является основанием для признания решения фонда недействительным или для отказа в удовлетворении заявления фонда о взыскании штрафных санкций на основании такого решения.

Управление Пенсионного фонда обратилось в суд с заявлением о взыскании с общества штрафа, предусмотренного статьей 17 Закона №27-ФЗ (дело А21-5665/2013). Дело рассмотрено в порядке упрощенного производства.

Исследовав представленные доказательства, суд пришел к выводу о недоказанности фондом законности привлечения страхователя к ответственности.

Из текста заявления следовало, что ответчиком совершены правонарушения, выразившиеся в представлении неполных и недостоверных сведений ИПУ и в нарушении срока представления отчетности за 2 и 3 кварталы 2011г.

Между тем, представленные фондом в обоснование заявленных требований акт камеральной проверки и решение о привлечении к ответственности не содержали описания существа выявленного правонарушения, в частности, относительно того – в чём выразилось представление страхователем не полных и (или) недостоверных сведений и в отношении каких сотрудников.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 38 Закона №212-ФЗ в случае выявления нарушений в ходе проведения камеральной проверки должен быть составлен акт проверки по форме и в соответствии с требованиями к составлению акта камеральной проверки, которые установлены федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социального страхования.

Согласно пункту 6 Требований к составлению акта камеральной проверки (приложение №25 к приказу Минздравсоцразвития России от 07.12.2009 № 957н) описательная часть акта камеральной проверки должна содержать, в том числе, сведения о документально подтвержденных фактах нарушений законодательства Российской Федерации о страховых взносах, выявленных в ходе этой проверки.

Согласно части 9 статьи 39 Закона №212-ФЗ в решении о привлечении к ответственности за совершение правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства.

Таким образом, надлежащее отражение в акте и в решении конкретных фактов выявленного правонарушения, обстоятельств его совершения, а также документов, подтверждающих выявленные нарушения, является важной гарантией прав страхователя в процессе рассмотрения материалов камеральной проверки и привлечения к ответственности.

Указывая в акте проверки и в решении на нарушение сроков представления сведений ИПУ, фонд не указал фактическую дату представления таких сведений, что лишило суд возможности установить факт совершения обществом правонарушения на основе исследования доказательств, не раскрыл объективную сторону правонарушения, выразившегося в предоставлении недостоверных сведений.

Согласно акту проверки факт нарушения страхователем сроков представления отчётности за 2 и 3 кварталы 2011г. подтверждается формой АДВ 6-2 и протоколом приема сведений ИПУ, однако данные документы суду не представлены.

Не изложение в акте и решении обстоятельств совершенного страхователем правонарушения и не представление фондом доказательств законности привлечения страхователя к ответственности за нарушения законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учёте в системе ОПС влечет отказ в удовлетворении его требований о взыскании финансовой санкции.

Данное нарушение требований Закона №212-ФЗ со стороны органа контроля за уплатой страховых взносов является достаточно распространенным (по указанному основанию фонду отказано во взыскании штрафных санкций по делам А21-1313/2013, А21-1312/2013; А21-2196/2013; А21-5636/2013; А21-5635/2013 и др.).

В рамках дела А21-6674/2012 общество с ограниченной ответственностью оспаривало решение территориального органа ПФР о привлечении к ответственности за представление недостоверных сведений ИПУ.

Из материалов дела следовало, что страхователь в установленный законом срок представил сведения ИПУ, содержащие ошибки. Повторно представленные исправленные сведения, по мнению фонда, также содержали ошибки.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления, посчитав, что общество привлечено к ответственности правомерно.

Апелляционная инстанция отменила решение и признала оспариваемый акт недействительным, указав на недоказанность фондом состава вменяемого правонарушения.

Как было установлено Тринадцатым арбитражным апелляционным судом, ни в акте проверки, ни в описательной или мотивировочной частях решения территориального органа ПФР не изложены обстоятельства совершения правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 17 Закона №27-ФЗ: не указано, в чем именно выразилась недостоверность представленных сведений.

Привлекая общество к ответственности в виде штрафа за представление недостоверных сведений в системе обязательного пенсионного страхования, в описательной части оспариваемого решения фонд указал только на факт представления недостоверных индивидуальных сведений. Ссылки на уведомления об ошибках и расхождениях со сроком исправления, протоколы проверки файлов, протоколы приема сведений индивидуального (персонифицированного) учета в акте и решении отсутствуют.

Кроме того, судом апелляционной инстанции было установлено, что согласно акту проверки обществу вменялось несвоевременное представление сведений ИПУ, в то время, как согласно решению общество привлечено к ответственности за иное нарушение – представление недостоверных сведений. Допущенные фондом нарушения, по мнению суда вышестоящей инстанции, являются основанием для удовлетворения требований заявителя.

Суд кассационной инстанции поддержал позицию суда апелляционной инстанции.

В рамках дел А21-6678/2012 и А21-6671/2012 страхователи оспаривали решение территориального органа ПФР о привлечении к ответственности за представление недостоверных сведений ИПУ.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявлений, посчитав, что у фонда имелись законные основания для привлечения к ответственности. Решения суда были оставлены в силе судом апелляционной инстанции.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа отменил постановления Тринадцатого арбитражного суда и решения суда первой инстанции по указанным делам и признал оспариваемые решения фонда недействительными.

При этом суд кассационной инстанции указал, что в оспариваемых решениях не изложены конкретные обстоятельства, на основании которых проверяющими сделан вывод о предоставлении страхователем недостоверных сведений (ни акт проверки, ни решение не содержат конкретных обстоятельств правонарушения, сведений о суммах уплаченных страховых взносов, о допущенных ошибках, а также в отношении каких работников представлены недостоверные сведения).

 

В некоторых случаях фонд фиксирует в акте проверки одно правонарушение, а привлекает страхователя к ответственности за другое правонарушение.

Так, в рамках дела А21-5220/2013 судом рассмотрено требование территориального органа ПФР о взыскании с страхователя финансовой санкции за не представление в установленные сроки индивидуальных сведений.

Как следовало из материалов дела, при проведении проверки представленных обществом сведений ИПУ фондом было установлены расхождения относительно количества застрахованных лиц в АДВ 6-2 и РСВ-1, сведений о стаже, неверное указание кода тарифа, несоответствие уплаты в страховой и накопительной частях в АДВ 6-2 и РСВ-1.

По факту допущенного правонарушения был составлен акт, согласно которому общество представило недостоверные и (или) неполные сведения о начисленных и уплаченных страховых взносах на обязательное пенсионное страхование и страховом стаже застрахованных лиц.

Решением фонда общество было привлечено к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ, за непредставление сведений ИПУ в установленный законом срок.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления.

13 ААС оставил решение суда без изменения, указав, что решение о привлечении страхователя к ответственности должно быть основано на документально подтвержденных фактах правонарушений, отраженных в акте.

Законом №212-ФЗ предусмотрен порядок оформления результатов проведенных проверок, который должен соблюдаться должностными лицами органа контроля за уплатой страховых взносов.

Таким образом, надлежащее отражение в акте проверки конкретных фактов выявленного правонарушения, обстоятельств его совершения, а также документов, подтверждающих выявленные нарушения, является требованием закона и гарантирует страхователю возможность надлежащей защиты своих прав.

Суд апелляционной инстанции отметил, что, как следует из решения, общество было привлечено к ответственности за не представление в установленные сроки индивидуальных сведений, при этом из акта об обнаружении фактов, свидетельствующих о нарушениях законодательства об индивидуальном (персонифицированном учете) в системе обязательного пенсионного страхования, следует, что обществом в установленный законом срок были предоставлены недостоверные и (или) неполные сведения о начисленных и уплаченных страховых взносах на обязательное пенсионное страхование и страховом стаже застрахованных лиц.

Указанные обстоятельства свидетельствует о нарушении фондом требований Закона №212-ФЗ об оформлении результатов проверки и вынесении решения, которые являются существенными, не позволяющими признать законным решение о привлечении к ответственности.

Практика рассмотрения дел со схожими фактически обстоятельствами в арбитражных судах всех уровней и всех округов свидетельствует о единообразном подходе к их разрешению.

 

5.Неправильная квалификация фондом совершенного страхователем правонарушения является основанием для признания решения о привлечении к ответственности недействительным или для отказа в удовлетворении заявления фонда о взыскании штрафных санкций на основании такого решения.

Анализ судебных дел данной категории показывает, что у органов ПФР зачастую отсутствует четкое разграничение составов правонарушений, предусмотренных статьей 17 Закона №27-ФЗ и понимание – какие действия образуют объективную сторону следующих составов

-не представление в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования,

-представление недостоверных сведений ИПУ

-представление неполных сведений ИПУ.

Орган ПФР обратился в Арбитражный суд Калининградской области с заявлением о взыскании с общества с ограниченной ответственностью штрафа за непредставление в установленный срок сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования (дело А21-5883/2013)

В ходе судебного разбирательства судом установлены следующие фактические обстоятельства.

Общество в установленный законом срок представило сведения ИПУ в отношении 96 работников. В ходе их проверки фондом были выявлены расхождения (в суммах начисленных взносов, в периодах работы застрахованных лиц).

Страхователю было предложено в двухнедельный срок устранить допущенные ошибки и представить исправленные формы РСВ-1 и АДВ 6-2.

Исправленные сведения были представлены позднее установленного фондом срока на 132 работника, что послужило основанием для составления фондом акта и вынесения решения о привлечении к ответственности за нарушение срока представления сведений ИПУ.

Суд первой инстанции посчитал, что в данном случае страхователем было совершено правонарушение, объективная сторона которого характеризуется, как  представление неполных сведений ИПУ (в установленный законом срок не были представлены сведения в отношении 36 работников).

Неправильная квалификация фондом совершенного страхователем правонарушения влечет незаконность принятого фондом решения о привлечении к ответственности и является основанием для отказа в удовлетворении заявления о взыскании штрафной санкции.

Суд апелляционной инстанции поддержал указанную позицию, оставив решение суда без изменения, жалобу фонда – без удовлетворения.

В рамках дела А21-7265/2013 суд рассмотрел заявление органа ПФР о взыскании  с общества штрафной санкции за нарушение сроков представления индивидуальных сведений за четыре отчетных периода.

Как было установлено судом, страхователь своевременно представил сведения ИПУ за 1-4 кварталы 2012г.

В ходе проверки кадровых документов за 2012 год сам страхователь выявил, что им не были представлены сведения  на иностранных работников, с которыми заключены  трудовые договоры на срок свыше 6 месяцев.

Индивидуальные сведения за 1-4 кварталы 2012г. в отношении указанных застрахованных лиц были представлены в территориальный орган ПФР вместе с отчётностью за 1 квартал 2013г.

Фонд посчитал, что в данном случае имеет место правонарушение, выразившееся в не представлении сведений ИПУ в установленный срок, в связи с чем привлек страхователя к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал, что в данном случае страхователь в установленный законом срок представил неполные сведения ИПУ за 1-4 кварталы 2012г., что наряду с другими существенными обстоятельствами (дата представления дополнительных сведений; фамилии застрахованных лиц и суммы начисленных за них взносов и др.) подлежало отражению в акте проверки и в решении о привлечении к ответственности.

Кроме того, в решении должны были быть отражены доводы страхователя, приведенные в возражениях на акт, об отсутствии в его действиях состава вменяемого правонарушения и причины, по которым фонд отклоняет эти доводы.

Неправильная квалификация действий общества, которое действительно нарушило требования Закона №27-ФЗ, и не исполнение фондом требований Закона №212-ФЗ в части оформления материалов проверки привело к необоснованному освобождению страхователя от ответственности за совершенное им правонарушение. Решение по данному делу в суд вышестоящей инстанции обжаловано не было.

 

В рамках данной проблематики предлагается к обсуждению следующий выявленный при подготовке данного обобщения вопрос.

Обязанность по представлению сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учёта в системе обязательного пенсионного страхования, порядок и сроки представления этих сведений установлены пунктом 2 статьи 11 Закона №27-ФЗ.

Возможность представления уточненных (корректирующих) сведений ИПУ за один и тот же отчётный период (по аналогии со статьей 81 Налогового кодекса Российской Федерации) Законом №27-ФЗ не предусмотрена.

Вместе с тем, согласно статье 15 Закона №27-ФЗ страхователь имеет право дополнять и уточнять переданные им сведения о застрахованных лицах по согласованию с соответствующим органом Пенсионного фонда Российской Федерации.

Пенсионный фонд Российской Федерации в письме от 14 декабря 2004г. №КА-09-25/13379 (сохраняет свою силу до настоящего времени) посчитал возможным не применять финансовые санкции, предусмотренные частью 3 статьи 17 Федерального закона от 01.04.1996 №27-ФЗ в тех случаях, когда страхователь самостоятельно выявил ошибку и представил достоверные сведения по персонифицированному учету, а также если страхователь в 2-недельный срок исправил обнаруженные территориальным органом ПФР ошибки.

Данное письмо адресовано территориальным органам ПФР, которые не всегда им руководствуются на практике.

Должен ли руководствоваться этим письмом суд при рассмотрении конкретного дела, если орган ПФР все-таки привлек страхователя к ответственности в случае самостоятельного выявления им ошибки и представления достоверных (или полных) сведений ИПУ (вопрос об исправлении ошибок и недочетов в данном случае не обсуждается, он был рассмотрен в пункте 3 обобщения).

Представляется, что в данном случае имеют место два подхода к рассматриваемой проблематике.

1). Если представление неполных (недостоверных) сведений выявлено фондом в ходе камеральной или выездной проверки на основании документов, указанных в пункте 1 статьи 11 Закона №27-ФЗ, у органа ПФР имеются законные основания для фиксации правонарушения в акте проверки и для привлечения страхователя к ответственности в случае не представления страхователем исправленных сведений в двухнедельный срок после получения уведомления фонда об устранении имеющихся расхождений (данная позиция изложена в постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15.09.2014г. по делу А43-22688/2013).

Если страхователь самостоятельно выявил неполноту и недостоверность представленных им сведений ИПУ (полностью или в части) до выявления правонарушения территориальным органом ПФР, имеются основания для применения статьи 15 Закона №27-ФЗ и положений письма ПФ РФ от 14 декабря 2004г. №КА-09-25/13379, то есть для освобождения его от ответственности.

            2).Если исходить из того, что названное выше письмо ПФ РФ к нормативным правовым актам, регулирующим отношения по уплате страховых взносов не относится, то следует признать, что при выявлении документально подтвержденных фактов представления страхователем недостоверных (неполных) сведений ИПУ (в том числе, в случае самостоятельного выявления им ошибки), у органа ПФР имеются законные основания для привлечения к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ.

 

6.При рассмотрении заявления фонда о взыскании штрафной санкции или заявление страхователя об оспаривании решения о привлечении к ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ, суд проверяет правильность расчёта суммы штрафа, руководствуясь разъяснениями, содержащимися в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.08.2004 №79 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном страховании».

            Несмотря на то, что разъяснения по вопросу исчисления размера штрафа за предоставление недостоверных (неполных) сведений ИПУ были даны Президиумом ВАС РФ еще в 2004г., в судебной практике до сих пор встречаются случаи неправильного определения фондом размера штрафа за указанные нарушения законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учете.

            Суд, рассматривая заявления фонда о взыскании штрафной санкции (или заявление страхователя о признании недействительным решения о привлечении к ответственности), также не всегда выполняет требования части 6 статьи 215 АПК РФ и части 4 статьи 200 АПК РФ, в соответствии с которыми он обязан проверить правильность расчета и размера взыскиваемой суммы.

            В частности, в рамках дела А21-6674/2012 суд отказал в удовлетворении заявления о признании недействительным решения фонда о привлечении к ответственности за представление недостоверных сведений ИПУ.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал на наличие нескольких самостоятельных оснований для признания оспариваемого решения недействительным, в том числе, недоказанность размера санкции (расчёт штрафа произведен органом ПФР не от суммы платежей за тех застрахованных лиц, в отношении которых были представлены недостоверные сведения, а от всей суммы платежей за отчётный период).

Между тем, Президиум ВАС РФ в пункте 16 Информационного письма от 11.08.2004г. №79 разъяснил, что размер штрафа, подлежащего взысканию за представление неполных сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, следует определять от суммы платежей только в отношении тех застрахованных лиц, о которых представлены неполные (недостоверные) сведения.

Указанный подход отражает позицию законодателя, обеспечивающую индивидуализацию мер ответственности. В ином случае, когда производится расчет штрафа исходя из общей суммы страховых взносов, уплачиваемых страхователем, размер ответственности фактически зависит не от тяжести совершаемого правонарушения, а от численности работников.

            Суд кассационной инстанции, оставляя в силе постановление апелляционного суда, также указал на неправильное определение размера финансовой санкции органом ПФР.

В рамках дела А21-5883/2013, которое уже упоминалось в данном обобщении, орган ПФР также исчислил размер штрафа от суммы взносов, приходящихся на всех работников организации за отчётный период (132 человека), в то время как страхователем не были представлены сведения в отношении только 36 работников.

Данное обстоятельство явилось дополнительным основанием для  отказа органу ПФР в удовлетворении заявления о взыскании штрафной санкции.

            Решение суда по данному делу было оставлено Тринадцатым арбитражным апелляционным судом без изменения.

Практика рассмотрения аналогичных дел в судах Северо-Западного и других округов показывает, что ошибки в оценке правильности определения фондом размера санкции возникают, как правило, на уровне суда первой инстанции (дела А40-120879/13; А56-28231/2013; А56-17116/2013).

 

7.При рассмотрении заявления фонда о взыскании штрафной санкции, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ, суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, смягчающих ответственность страхователя, и при их наличии снижает размер санкции.

Орган ПФР обратился в суд с заявлением о взыскании с страхователя финансовой санкции за не представление в установленный срок сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе ОПС (дело А21-4227/2013).

Суд удовлетворил заявление в полном объеме (штраф в размере 54 973руб.), установив наличие в действиях ответчика состава вменяемого правонарушения и проверив соблюдение фондом процедуры привлечения к ответственности.

Между тем, страхователь, ссылаясь на незначительный пропуск срока, установленного законодательством для представления индивидуальных сведений, ходатайствовал о снижении размера взыскиваемого штрафа.

Отменяя решение суда первой инстанции в части взыскания штрафа в сумме, превышающей 10 000 рублей, суд апелляционной инстанции указал следующее.

Частью четвертой пункта 6 статьи 39 Федерального закона от 24.07.2009 №212-ФЗ установлено, что в ходе рассмотрения материалов проверки руководитель (заместитель руководителя) органа контроля за уплатой страховых взносов, в том числе, выявляет обстоятельства, исключающие вину лица в совершении правонарушения, предусмотренного настоящим Федеральным законом, либо обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение правонарушения, предусмотренного данным Федеральным законом.

Согласно части 4 пункта 1 статьи 44 Закона №212-ФЗ обстоятельствами, смягчающими ответственность за совершение правонарушения, признаются иные обстоятельства, которые судом или органом контроля за уплатой страховых взносов, рассматривающим дело, могут быть признаны смягчающими ответственность.

Таким образом, данной нормой установлен открытый перечень обстоятельств, которые могут быть признаны смягчающими ответственность за совершение правонарушения.

В силу пункта 4 статьи 44 Закона №212-ФЗ обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение правонарушения, устанавливаются судом или органом контроля за уплатой страховых взносов рассматривающим дело, и учитываются при привлечении к указанной ответственности.

Из указанных норм следует, что орган контроля за уплатой страховых взносов при рассмотрении материалов проверки о правонарушении и определении размера штрафа должен выявлять и учитывать смягчающие ответственность налогоплательщика обстоятельства в силу прямого указания закона.

В данном случае при вынесении решения такие обстоятельства фондом не устанавливались.

Из содержания постановления 13 ААС по указанному делу следует, что в тех случаях, когда орган ПФР при привлечении к ответственности за нарушение законодательства о страховых взносах уклонился от оценки наличия или отсутствия обстоятельств, смягчающих ответственность страхователя, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, материального положения нарушителя и т.д.) вправе уменьшить размер взыскания, руководствуясь при этом принципами справедливости и соразмерности.

Необходимость установления обстоятельств, смягчающих ответственность страхователя, явилась основанием для направления судом кассационной инстанции на новое рассмотрение дела А21-10171/2012, упоминавшегося в пункте 1 данного обобщения.

Анализ рассмотренных дел данной категории показывает и пояснения представителей органа ПФР в рамках рассмотрения конкретных дел подтверждают, что в Калининградском регионе территориальные органы Пенсионного фонда России нормы Закона №212-ФЗ о смягчении ответственности не применяют, разъясняя страхователям о необходимости обращения в суд за снижением размера санкции.

В некоторых решениях о привлечении к ответственности орган ПФР указывает на то, что право смягчения ответственности (при наличии соответствующих обстоятельств), ему законом не предоставлено.

В этой ситуации именно суд призван обеспечить баланс частных и публичных интересов, не допустив, с одной стороны, взыскания несоизмеримо большого штрафа, с другой стороны – обеспечив воспитательный характер санкции.

Представляется, что при рассмотрении споров, связанных с взысканием штрафных санкций за нарушения законодательства о страховых взносах (в том числе, законодательства об индивидуальном персонифицированном учёте), суд может руководствоваться разъяснениями, содержащимися в постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013г. №57.

В соответствии с пунктом 16 названного постановления, если при рассмотрении дела, связанного с применением санкции за налоговое правонарушение, будет установлено наличие хотя бы одного из смягчающих ответственность обстоятельств, суд при определении размера подлежащего взысканию штрафа обязан в соответствии с пунктом 3 статьи 114 Кодекса уменьшить его размер не менее чем в два раза по сравнению с предусмотренным соответствующей нормой Кодекса.

Учитывая, что пунктом 3 статьи 114 Кодекса установлен лишь минимальный предел снижения налоговой санкции, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (например, характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения) вправе уменьшить размер взыскания более чем в два раза.

Следует отметить, что судьи Арбитражного суда Калининградской области в большинстве случаев применяли данный подход при рассмотрении споров, связанных с  нарушением законодательства Российской Федерации о страховых взносах.

Об этом свидетельствует большое количество дел, по которым приняты решения об уменьшении размера штрафной санкции в связи с установлением судом обстоятельств, смягчающих ответственность страхователя (А21-7886/2013; А21-4582/2013; А21-6943/2013; А21-6484/2013; А21-4581/2013; А21-4337/2013; А21-4337/2013; А21-4238/2013; А21-4236/2013; А21-753/2013; А21-975/2013; А21-9982/2012; А21-1311/2013; А21-757/2013; А21-728/2013; А21-9090/2013; А21-9091/2013; А21-9092/2013; А21-9088/2013; А21-9089/2013; А21-9069/2013 и др.).

Практика рассмотрения аналогичных дел в Северо-Западном и других округах показывает, что при наличии обстоятельств, смягчающих ответственность страхователя, суды применяют соответствующие положения Закона №212-ФЗ и снижают размер штрафной санкции.

 

8. Выявленное фондом в ходе выездной проверки страхователя занижение (завышение) базы для начисления страховых взносов не является основанием для привлечения страхователя к ответственности за предоставление недостоверных сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учёта в системе обязательного пенсионного страхования.

В соответствии с положениями статьи 33 Закона №212-ФЗ органы контроля за уплатой страховых взносов проводят камеральные и выездные проверки плательщиков страховых взносов, целью которых является контроль за соблюдением плательщиком страховых взносов законодательства Российской Федерации об обязательном социальном страховании в части правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) страховых взносов в государственные внебюджетные фонды.

В частности, в ходе выездных проверок фонд проверяет правильность определения страхователем базы для начисления страховых взносов.

По сложившейся практике (в том числе, судебной), в случае выявления фондом занижения (завышения) страхователем такой базы, он привлекался к ответственности как за неуплату или неполную уплату сумм страховых взносов в результате занижения базы для начисления страховых взносов, иного неправильного исчисления страховых взносов или других неправомерных действий (статья 47 Закона №212-ФЗ), так и за предоставление недостоверных сведений в отношении сумм взносов, исчисленных от заниженной базы (статья 17 Закона №27-ФЗ).

02 октября 2012г. Президиумом ВАС РФ пересмотрено в порядке надзора дело А05-11287/2011.

В постановлении №7828/12, опубликованном на сайте ВАС РФ 30 ноября 2012г., Президиум ВАС РФ указал на следующее.

Абзац третий статьи 17 Закона №27-ФЗ предусматривает ответственность страхователей за непредставление в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, либо представление неполных и (или) недостоверных сведений.

В соответствии со статьей 11 Закона №27-ФЗ страхователи представляют в органы Пенсионного фонда Российской Федерации по месту их регистрации сведения об уплачиваемых страховых взносах на основании данных бухгалтерского учета, а сведения о страховом стаже - на основании приказов и других документов по учету кадров.

К числу сведений, которые страхователь обязан представлять, относятся, в частности, сумма заработка (дохода), на который начислялись страховые взносы обязательного пенсионного страхования, а также сумма начисленных страховых взносов обязательного пенсионного страхования.

Другими словами, страхователь обязан представить сведения о выплатах, фактически включенных им в базу для исчисления страховых взносов, и о суммах страховых взносов, фактически им начисленных.

В то же время обязанности страхователя по предоставлению сведений о выплатах, не включенных им в базу для исчисления страховых взносов, и о суммах страховых взносов, которые им не начислялись, Закон №27-ФЗ не предусматривает.

Судьи Арбитражного суда Калининградской области своевременно отследили информацию о принятом ВАС РФ судебном акте и приостановили производство по делам со схожими фактическими обстоятельствами, которые находились у них в производстве, - до опубликования текста постановления на сайте ВАС РФ.

После опубликования постановления ВАС РФ №7828/2012 судьи при рассмотрении конкретных дел (А21-8874/2012; А21-10270/2012; А21-10424/2012; А21-75/2013; А21-2324/2013; А21-1194/2013; А21-1883/2013; А21-1683/2013; А21-1882/2013; А21-2209/2013; А21-3199/2013; А21-3373/2013; А21-3702/2013; А21-8372/2013; А21-6541/2013; А21-7300/2013; А21-7022/2013; А21-7016/2013; А21-5503/2013; А21-5504/2013; А21-5506/2013; А21-6174/2013; А21-5505/2013; А21-5501/2013; А21-5507/2013; А21-4580/2013; А21-4562/2013; А21-4330/2013; А21-3702/2013; А21-2585/2013; А21-873/2013; А21-1220/2013; А21-8574/2013) применяли изложенную в постановлении правовую позицию.

Решения по некоторым делам были обжалованы органом ПФР в вышестоящие судебные инстанции, по результатам рассмотрения жалоб все судебные акты (в части требований, касающихся взыскания штрафа по статье 17 Закона №27-ФЗ) оставлены без изменения.

В то же время незначительное количество решений вынесено вразрез с правовой позицией ВАС РФ (дела А21-3380/2013; А21-3451/2013; А21-6617/2013; А21-5502/2013; А21-3451/2013; А21-3380/2013; А21-11631/2012).

           

            По итогам обобщения можно сделать вывод о том, что судебные акты Арбитражного суда Калининградской области в целом соответствовали позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а также судебной практике, сложившейся в других судах первой инстанции, судах апелляционной и кассационной инстанций.

            Причины отмен по указанным в данном обобщении судебным актам проанализированы всеми судьями, рассматривающими дела, связанные с применением санкций, предусмотренных статьей 17 Закона №27-ФЗ, и по результатам этого анализа ими сделаны соответствующие выводы.

            Следует отметить, что и территориальные органы ПФР учитывают те недочеты и нарушения, которые допускаются при оформлении материалов проверок, и оценка которым дана судом в мотивировочной части судебных актов. Все это вместе позволит избежать как необоснованное привлечение страхователей к ответственности, так и необоснованное освобождение их от ответственности, предусмотренной статьей 17 Закона №27-ФЗ.

 

         Перечень нормативных правовых актов и разъяснений высших судебных инстанций по рассматриваемой категории дел

1.Конституция Российской Федерации.

2.Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации».

3.Арбитражный процессуальный кодекс Российской федерации.

4.Федеральный закон от 24.07.2009г. №212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования».

5.Федеральный закон от 01.04.1996г. №27-ФЗ  «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования».

6.Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 30.07.2001г. №13-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта 7 пункта 1 статьи 7, пункта 1 статьи 77 и пункта 1 статьи 81 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в связи с запросами Арбитражного суда Воронежской области, Арбитражного суда Саратовской области и жалобой открытого акционерного общества «Разрез «Изыхский».

7.Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской федерации от 30 июля 2013г. №57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации».

8.Постановление Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 08.10.2012г. №62 «О некоторых вопросах рассмотрения арбитражными судами дел в порядке упрощенного производства».

9.Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской федерации от 11.08.2004г. №79 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном страховании».

10. Инструкция о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденная приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 14.12.2009г. №987н.

 

 

Судья:                  Можегова Н.А.

24.10.2014г.